Мудрая невестка (абхазская сказка)



   Жил когда-то на свете владетельный князь. И был у него сын по имени Ахмат.
   И вот, когда Ахмат вырос, а отец состарился, решил князь испытать своего сына и единственного наследника.
   Однажды призвал он к себе Ахмата и сказал ему так:
   – Сын мой, завтра на рассвете мы отправимся в дальний путь. Позаботься же, чтобы всё было готово для нашего отъезда.
   – Хорошо, отец, – сказал Ахмат. – Всё будет сделано.
   С вечера велел он слугам приготовить в дорогу еды, а сам еще до рассвета оседлал двух самых лучших коней и в назначенный час подвел их к крыльцу.
   Отец осмотрел коней и остался доволен. Потом взглянул на сумку с чуреками и сыром и говорит:
   – На что нам еда? Оставь ее, сын мой.
   Ахмат не стал спорить с отцом и покорно отвязал сумку от седла.
   Потом отец и сын вскочили на коней и тронулись в путь.
   Долго ехали они. Солнце поднялось из-за гор – они ехали. Солнце ударило им в глаза – они ехали. Солнце стало над головой – они всё ехали.
   А куда ехали и зачем ехали – не знал Ахмат. И гор этих он никогда не видел и про ущелья эти никогда не слышал.
   Наконец, доехали они до места, где дорога расходится вправо и влево. Остановил тут князь своего коня и говорит сыну:
   – Ахмат, сын мой, голод мучает меня. Усталость сковала мое тело. Прошу тебя, утоли мой голод и сократи нашу дорогу.
   Очень удивился сын таким словам.
   – Как же я могу утолить твой голод? – говорит он отцу. – Ты ведь сам велел мне оставить дома сумку с едой. И как я могу сократить дорогу? Я даже не знаю, куда мы едем. Да не обрушится твой гнев на мою голову, но ты требуешь от меня невозможного, отец.
   – Горе мне, – печально сказал старый князь. – Лучше бы мне совсем не иметь сына, чем видеть, что сын мой лишен разума.
   И, повернув коня, он поскакал домой.
   Следом за ним тронулся и Ахмат.
   "Горе мне, – думал он, настегивая коня. – Видно, на старости лет отец совсем из ума выжил. Сам не знает, чего хочет! Нет у меня ковра-самолета, чтобы длинную дорогу сделать короткой, и не знаю я такого слова, чтобы из-под земли еду-питье доставать. Это только в сказках бывает".
   Наконец, приехали они домой. Расседлал Ахмат коней, попил, поел и пошел себе спать.
   А старому князю не спится. "Ну, что, – думает князь, – если случится со мной какая-нибудь беда и умру я раньше положенного срока? Как он один, своим умом, княжить будет? Как народом управлять будет? Надо скорее женить его. Будет у него толковая жена, – может, научит она его уму-разуму".
   И как решил, так и сделал.
   На другой же день приказал он оседлать самого лучшего коня и отправился в путь искать своему сыну невесту.
   Ехал он, ехал, и когда солнце ушло за горы, и тень от гор покрыла землю, решил он остановиться где-нибудь на ночлег.
   А как раз в это время молодой пастух гнал по дороге стадо овец.
   – Привет тебе, чабан, – сказал князь, подъезжая к стаду. – Не скажешь ли ты, далеко ли будет до ближнего селения?
   – Привет тебе, господин, – ответил пастух. – Селение совсем недалеко, вон за тем холмом. Видишь – там народ толпится?
   – Вижу, вижу, – сказал князь. – А не знаешь ли ты, что делают эти люди в такой поздний час?
   – В нашем селении умер один человек, – ответил пастух – вот они его и хоронят.
   – Что же этот человек совсем умер или не совсем? – опять спросил князь.
   Удивился пастух. Сразу даже не нашелся, что сказать. А потом и говорит:
   – Ну, конечно, совсем умер.
   – Ну, если совсем, – сказал князь, – тогда и жалеть его некому.
   Еще больше удивился пастух, но ничего на этот раз не сказал. А про себя подумал: "Видно, старик этот не в своем уме".
   Так добрались они до селения.
   – Скажи мне, дорогой, – спросил тут князь, – в чей дом могу я войти гостем, чтобы переночевать и отдохнуть после долгого пути?
   – Да будет светлым твой приход, – сказал пастух. – В нашем доме ты найдешь и кров, и отдых, и добрую встречу. Вот наш дом – первый при въезде. – И, загнав стадо во двор, он помог князю спешиться и повел его в дом.
   Низким поклоном встретил хозяин, отец пастуха, гостя, усадил его перед очагом, поставил передним сытную еду и сладкое питье, повел с ним добрую беседу.
   Потом на подушках и коврах приготовили князю постель, и когда улегся он, дочь хозяина, Салымхан, унесла его чувяки и ноговицы, чтобы почистить их и починить.
   Лежит князь на мягкой постели и слышит всё, что делается за стеной.
   А за стеной брат с сестрой разговаривают.
   – Да простятся мне эти слова, – говорит брат, – но боюсь я, что наш гость не в своем уме. Увидел, как нашего соседа хоронят, и спрашивает: "Что, совсем умер этот человек или не совсем?" Я чуть в лицо ему не рассмеялся! Уж не думает ли он, что мы людей заживо хороним?
   – Вот сразу и видно, что мал ты и еще не набрался ума-разума, – отвечает ему Салымхан. – Если уж смеяться над кем-нибудь, так это над тобой. А гость наш человек умудренный годами, он дело тебя спросил, только ты не понял его слов.
   – А что ж его слова значат? – спрашивает брат.
   – То значат, что хотел наш гость узнать, остались ли после покойного наследники или не остались? Потому что пока течет кровь умершего в жилах его детей – он еще не совсем умер.
   Услышал князь слова девушки и подумал: "благодарение Аллаху, что он привел меня в этот дом. Вот за кого я посватаю своего сына. Эта девушка будет достойна моего рода".
   И как решил, так и сделал.
   На следующий день вернулся он домой и послал своих сватов к Салымхан.
   Скоро и свадьбу сыграли. Богатый был пир. Гостям на пиру счета не было, ели-пили до отвала, плясали до упада.
   Но вот прошло некоторое время и опять говорит князь Ахмату:
   – Сын мой, завтра поутру вели оседлать двух коней. Мы отправимся с тобой в путь.
   – Хорошо, отец, – послушно сказал Ахмат, – воля твоя для меня закон.
   Опять, как в первый раз, приготовил Ахмат с вечера сумку с едой, на рассвете оседлал двух коней и в назначенный час подвел их к крыльцу.
   И опять, как в первый раз, велел князь оставить сумку с едой, вскочил на коня и поехал прежней дорогой. А куда – и на этот раз не сказал.
   Доехали отец с сыном до того самого места, где дорога расходится вправо и влево, и снова обратился отец к сыну с теми же словами:
   – Сын мой, я проголодался и устал. Прошу тебя, утоли мой голод и укороти нашу дорогу.
   Что тут делать Ахмату? Чуть не плачет он.
   – Как же я утолю твой голод, – говорит он, – если мы не взяли с собой еды? И как я укорочу дорогу, когда я не знаю, куда мы едем?
   Не вытерпел князь.
   – Ах ты ишак! – закричал он и сгоряча стегнул сына плёткой.
   Потом повернул коня и молча поскакал назад. Следом за ним поскакал и Ахмат.
   Темнее темной ночи вернулись отец и сын домой.
   Наскоро расседлал Ахмат коней и пошел в свою новую хижину. Сел возле очага, не ест, не пьет, с женой не говорит.
   – Скажи, друг, что с тобой? – спрашивает его Салымхан. – Какая забота легла тебе на сердце?
   – Зачем тебе знать, – отвечает ей Ахмат. – Ты все равно ничем мне не поможешь.
   – Как знать, может и помогу, – говорит Салымхан.
   – Никто не поможет мне, – печально сказал Ахмат. – Вот уже второй раз берет меня отец в поход. Куда едет – не говорит, брать еду не велит. А среди дня проголодается, с дороги собьется и начинает меня ругать и бить – почему я накормить его не могу, и почему короткий путь найти не умею.
   Выслушала его Салымхан и рассмеялась.
   – Ах ты бедняга, – говорит. – Ну, как это ты не понял, чего хочет от тебя отец!
   – Понять легко, – говорит Ахмат. – Выполнить трудно.
   – Да если бы ты понял, – говорит Салымхан, – так и выполнить было бы нетрудно. Ведь отец не требовал от тебя ничего невозможного. Когда пожаловался он на голод, надо было достать трубку, набить табаком и дать ему закурить. Закурил бы он и забыл о голоде. А когда попросил тебя князь укоротить дорогу, – надо было начать рассказывать ему разные были-небылицы. Заслушался бы он тебя и не заметил, как время идет. Умная беседа сокращает путь.
   В это время князь стоял у стены хижины и слушал, о чем говорят муж с женой. Услыхал он слова Салымхан и вздохнул с облегчением. "Не обманулся я в своей невестке, – подумал он. – Теперь, чтобы ни случилось со мной, я могу не бояться за свой дом и свой народ".
   И зажили они все в мире и покое.
   Да будут счастье и удача уделом и ваших дней.

Рассказала А. Любарская.
Рисунок Б. Жутовского.






Похожие сказки