Второй раз об "и" кратком



Л. Успенский


   В самой первой из наших бесед я довольно много рассказал вам об этой интересной букве.
   Если помните, получилось, что она служит у нас письменным знаком для звука "йот", имеющегося во многих языках и Европы и остального мира. В ряде языков, которые изучают в наших школах, звуку этому соответствует особая буква. Пишется она так: "j", а называется и произносится в разных языках по-разному.
   Немцы, например, так и зовут ее "ЙОТ", а выговаривают похоже на наше "Й" перед гласным (сам звук "йот" – согласный звук). Ну, скажем: "Jagt" – "охота" – для нас звучит как "ЯГТ" или как "ЙАГТ" (это все равно). Французы ту же букву именуют "ЖЭ", а произносят, как наше "Ж". "Иван" по-французски будет "Jan" (то есть "Жан").
   Из этого мы сделали вывод, что наша буква "Я" означает, собственно, не ЗВУК, а сразу ДВА ЗВУКА: "й + а", или, как точнее говорят ученые мужи, "а" ЙОТИРОВАННОЕ. Я привел в той беседе несколько соображений, подкрепляющих сказанное, и оставил за собой право "кое-что добавить к ним".
   Вот теперь и добавляю.
   Наше "Й" отнюдь не всегда изображает на бумаге звук "йот". В очень солидных книгах вы можете встретить даже резкие возражения против этого: "В русском языке "Й" обозначает неслоговой гласный, а отнюдь не среднеязычный согласный, с которым его часто неточно сопоставляют".
   Видите, как строго? "Неточно", да еще и "отнюдь"! Может быть, мне следует, покраснев и потупясь, пробормотать: "Простите... Ошибся!"
   Не думаю. Очень крупные ученые считали и считают наше "й" среднеязычным согласным. Но, с другой стороны, и в познаниях тех, которые не согласны с ними, тоже нет оснований сомневаться.
   В чем же дело? Которая из двух сторон права? Я склонен думать, что обе. Только каждая из них наблюдает нашу букву "й" в своей особой "должности".
   Если мы возьмем из словаря некоторые слова, начинающиеся на "Й", вы увидите, что все они будут словами ИНОСТРАННЫМИ: так, например, "ЙОДЛЬ" означает особую манеру тирольцев петь свои песни. "ЙОКУЛЬ" (исландское) у географов – ледник в виде плоской ледяной шапки, "ЙЫР" – так называются музыковедами особые песни дагестанских горцев.
   Гораздо больше в наш язык проникло начинающихся с "Й" собственных имен – названий мест и имен личных. В первой нашей беседе я приводил их достаточное число. Это такие названия, как английские Йорк, Нью-Йорк, Йоркшир, как эстонское Йыгева, как венгерская фамилия Йошика, итальянская Йовине, английская Йитс – вы найдете их все в энциклопедии.
   Во всех этих случаях наше "Й" точно соответствует западному (или восточному) "йоту", и мы, как я уже говорил в первой беседе, могли бы с полным основанием писать все эти слова не через "Й", а через "ю", "ё" или "я" (за исключением ЙИТСА и ЙЫГЕВЫ – у нас ведь нет букв для обозначения йотированных "и" и "ы").
   Те же ученые, которые говорят о "согласном звуке "Й", имеют в виду эти и похожие на них случаи. Наше "Й" здесь прямо замещает иноязычный "J". Их же противники, очевидно, думая, что раз такое "Й" встречается только в заимствованных словах, так незачем его и считать русским звуком, рассуждают только о другом "Й". О каком же?
   Вот представьте себе, ваш друг заявляет: "Никогда не ПИЛ лимонада и не собираюсь его ПИТЬ..." Вот – такой чудак. Он чего доброго и мороженого не любит...
   Вы ему отвечаете: "А не хочешь, так и не ПЕЙ!"
   Вот в этом случае наше "й" не "йотирует" никакого следующего за ним гласного. Тут оно и на самом деле является как бы сжавшимся, укороченным обыкновенным "И". И его с полным правом можно назвать "неслоговым И".
   Вас удивляет, что в серьезных ученых работах на один и тот же простой вопрос часто даются две, а иногда и больше взаимоисключающих точек зрения.
   Я хочу посоветовать вам никогда не удивляться, а, наоборот, радоваться этому. Даже в точных науках почти всегда при изучении какого-либо нового явления (ну, скажем, в современной астрономии "квазаров" и "пульсаров" – это такие особые, подобные звездам образования в космосе) сплошь и рядом возникает разноголосица мнений. Что же до гуманитарных наук, то в них вообще математически бесспорные ответы получаются куда реже, чем поддающиеся оспариванию. Горевать тут нечего: еще древние люди заметили, что "истина рождается в спорах".

Рисунки А. Вовиковой.