Почему Америка названа "Америкой" (об Америго Веспуччи)


   На этот вопрос каждый школьник ответит быстро, не задумываясь: в честь Америго Веспуччи.
   Но уже второй вопрос вызовет сомнения и колебания даже у взрослых: почему, собственно, эту часть света окрестили именем Америго Веспуччи? Потому, что Америку открыл Веспуччи?
   Он никогда ее не открывал!
   ...В 1503 году в самых различных городах: в Париже, во Флоренции, неизвестно, где раньше, но почти повсюду одновременно замелькало пять-шесть отпечатанных листов, озаглавленных "Mundus Novus" (Новый Свет). Автором этого трактата, написанного по-латыни, называют некоего Альберика Веспуция, или Веспутия, который в форме письма к Лаврентию Петру Франциску Медичи сообщает об одном путешествии, предпринятом им по поручению короля Португалии в дотоле неизвестные страны. Маленькую книжонку бойко раскупают. Ее многократно перепечатывают в самых отдаленных городах, переводят на немецкий, голландский, французский, итальянский языки и сразу же включают в сборники отчетов о путешествиях, выходящие теперь на всех языках; она становится межевым, даже, пожалуй, краеугольным камнем новой географии, о которой мир еще ничего не знает.
   Большой успех маленькой книжонки вполне понятен. Ведь неизвестный Веспутий, первый из всех этих мореплавателей, умеет так хорошо и увлекательно рассказывать. Обычно на кораблях искателей приключений собираются неграмотные морские бродяги, солдаты и матросы, не умеющие даже поставить собственной подписи, и только изредка попадается "эскривано" – сухой юрист, грамотей, равнодушно нанизывающий факты, или пилот, отмечающий градусы широты и долготы. Но вот появляется заслуживающий доверия и даже ученый человек, который не преувеличивает, не сочиняет, а честно рассказывает, как 14 мая 1501 года по поручению португальского короля он прошел океан и два месяца и два дня находился под небом, таким черным и грозовым, что не было видно ни солнца, ни луны. 7 августа 1501 года они наконец увидели землю, и что это была за благословенная земля! Тяжкий труд местным жителям неведом. Деревья не требуют ухода и приносят обильные плоды, реки и источники полны прозрачной вкусной воды; море богато рыбой, исключительн
   о плодородная земля родит сочные, совершенно неизвестные фрукты; прохладные бризы овевают эту щедрую землю, а густые леса делают приятными даже самые знойные дни. Здесь водятся тысячи разных животных и птиц. Люди живут в первобытной невинности; у них красноватый цвет кожи... Короче говоря: "Ежели где-либо существует земной рай, то, видимо, недалеко отсюда".

* * *


   По сведениям самого Америго Веспуччи, он совершил четыре плавания в Новый Свет. Однако наиболее достоверными и важными были второе и третье плавания. На карте показаны их маршруты (И. П. Магидович).

   Всемирно историческая роль этих маленьких листков основана не на их содержании, не на воодушевлении, вызванном ими у современников. Главным событием, как это ни странно, было даже не самое письмо, а его заголовок, два слова, четыре слога: "Mundus Novus", которые произвели ни с чем не сравнимую революцию в представлении человека о Земле. До этого часа Европа считала самым крупным географическим событием эпохи то, что Индии, страны сокровищ и пряностей, достигли в течение одного десятилетия, следуя различными маршрутами: Васко да Гама – двигаясь на восток, вокруг Африки, и Христофор Колумб – двигаясь на запад, через никем дотоле не пересеченный океан.
   Но вот появляется другой мореплаватель, какой-то удивительный Альберик, и сообщает нечто еще более поразительное. Оказывается, земля, которой он достиг по пути на запад, вовсе не Индия, а совершенно неизвестная страна между Азией и Европой и, следовательно, новая часть света. "Мое плавание доказало, что южнее экватора я обнаружил материк, где некоторые долины гораздо гуще населены людьми и животными, нежели в нашей Европе, Азии и Африке; к тому же там более приятный и мягкий климат, чем в других, знакомых нам частях света", – писал он. Эти скупые, но полные уверенности строки делают "Mundus Novus" памятным документом человечества. Веспуччи снимает пелену, заслонявшую от взора ее великого открывателя Колумба все значение его собственного подвига, и, хоть сам Веспуччи даже отдаленно не подозревал, каковы действительные размеры этого материка, он по крайней мере понял самостоятельное значение его южной части. В этом смысле Веспуччи действительно завершил открытие Америки, ибо каждое открытие, каждое изобретение становится ценным не только благодаря тому, кто его совершил, но еще больше благодаря тому, кто раскрыл его истинный смысл и действенную силу; если Колумбу принадлежит заслуга подвига, то Веспуччи, благодаря этому его высказыванию, принадлежит историческая заслуга осмысления подвига.

* * *

   Двумя-тремя годами позже один флорентийский печатник выпустил в свет тоненькую брошюрку в шестнадцать страниц на итальянском языке. Она озаглавлена: "Письмо Америго Веспуччи об островах, открытых им во время его четырех путешествий". Географы, астрономы, купцы находят в книге ценные сведения, ученые – ряд тезисов, которые они могут обсуждать и истолковывать, не остается внакладе и широкая масса просто любопытных. В заключение Веспуччи обещает, что когда он заживет на покое в своем родном городе, то закончит большой и собственно свой основной труд о новых частях света.
   Но Веспуччи так и не приступил к этому большому сочинению или, может быть, оно до нас не дошло, так же как и его дневники. Таким образом, тридцать две страницы (из которых описание третьего путешествия представляет собой лишь вариант " Mundus Novus") – вот все литературное наследие Америго Веспуччи, крохотный и не слишком ценный багаж для дороги в бессмертие. Можно без преувеличения сказать: никогда еще человек, написавший так мало, не становился так знаменит; надо было нагромоздиться случайности на случайность, ошибке на ошибку, дабы поднять это произведение столь высоко над его эпохой, чтобы и наш век сохранил это имя.

По книге Стефана Цвейга "Америго".