По дорогам войны и мира (о В. В. Верещагине и его картинах)



И. Халтурин


   Среди русских художников XIX века ярким талантом и необычной судьбой выделяется Василий Васильевич Верещагин. Его имя стоит в одном ряду с именами Репина, Сурикова, Васнецова, чьими картинами гордится наша страна.

В. В. Верещагин

   Главное, что отличает художников друг от друга, – это то, как они видят мир, что хотят показать нам, какие чувства и мысли вызвать в нас. Каждый крупный художник вносит в искусство не только своё мастерство – он открывает нам новую страницу жизни, показывает то, чего ещё не видел никто.
   Павел Федотов дал нам целую галерею картин из жизни "маленьких людей", которые у него впервые нашли своё воплощение на полотне. Он делал в живописи то, что сделал Гоголь в литературе.
   Суриков не просто исторический живописец, такие были и до него, но он первый показал народ героем исторических событий. В его картинах – и в "Боярыне Морозовой", и в "Утре стрелецкой казни", и в "Покорении Сибири Ермаком" – главные действующие лица не боярыня Морозова, не император Пётр, не казацкий атаман Ермак, – герой всех этих картин – народ, великий в своих несчастьях и в своих подвигах.
   Верещагин первый рассказал нам правду о войне. Войну в живописи показывали и до него. Залы царских дворцов были полны военными картинами. Но на них изображались большей частью полководцы со своим штабом или движения войск, похожие скорее на парад, чем на настоящий бой.

   Смертельно раненный. 1873 год

   Верещагин показал войну такой, какая она есть, без прикрас; показал народ на войне, его мужество, его выносливость, его страдания. Война, которую рисует Верещагин, – не парадное шествие героев, а тяжкий, смертный труд, муки и кровь миллионов солдат. Он протестует своими картинами против грабительских, захватнических войн.
   В. В. Верещагин родился в дворянской семье, учился в морском корпусе. Ни помещичья семья, ни суровая военная школа не могли бы воспитать его передовым человеком своего времени, но на него оказала огромное влияние русская литература.

   Перед атакой. 1881 год

   В ранней юности прочитал он "Записки охотника" Тургенева, а позже – роман "Отцы и дети". "Впечатление, произведенное на меня этим романом, было огромно", – вспоминал он. Учась в морском корпусе, Верещагин ходил в заграничное плавание. Кадетские сундуки не осматривались тогда начальством, и молодые люди привозили много запрещённой в России литературы, которую издавали за границей русские революционные эмигранты.
   "Сочинения известного эмигранта Г.* пользовались тогда большим авторитетом, и офицеры "Камчатки" часто громко читали их в кают-компании. Мы, гардемарины, совершенно зачитывались этими книгами – столько было в них таланта, остроумия, выражения любви к ближнему и желания добра ему..."

   Портрет зырянина. 1890-е годы

   Передовая русская литература, раскрывающая правду жизни, была первым учителем будущего художника и помогла ему найти свой путь в искусстве.
   Любовь к рисованию Верещагин почувствовал рано, но ни в семье, ни в корпусе его способности не находили поощрения.
   "Конечно, и здесь, как в семье, никому в голову не приходило серьезно обратить внимание на мои способности, развить их и вывести меня на путь образованного художника. Надобно полагать, что все думали, как папаша и мамаша: рисовать можно, – почему не рисовать! – но это не дворянское ремесло, и менять верную дорогу военного морского офицера на неверную карьеру художника – безумие", – вспоминал потом Верещагин.
   Сначала он отдавал рисованию только свободные минуты, но любовь к искусству росла и крепла. Верещагин начал учиться живописи всерьёз. Он решил оставить морскую службу и по окончании корпуса вышел в отставку, несмотря на недовольство родных и военного начальства.
   "Делай, как знаешь, не маленький, – сказал ему отец. – Только на меня не рассчитывай, я тебе в этом не помощник, ничего не дам..."

   Киргизские кибитки на реке Чу. 1870 год

   Юноша не испугался ни нищеты, ни голода и поступил учиться в Академию художеств. Он учился усердно, но в Академии обучали тогда по старинке. Современная жизнь не казалась профессорам достойным материалом для картин. Художников учили копировать старых мастеров, не помогали им найти свой, самостоятельный путь в искусстве. Казённые темы, религиозные или из древней истории не могли вдохновить молодого художника, стремившегося изображать современную ему жизнь.
   Желание увидеть жизнь такой, как она есть, работать самостоятельно заставило Верещагина бросить Академию.
   Он отправился на Кавказ, изучал нравы и обычаи кавказских народов, знакомился с памятниками старины и всё заносил в свои альбомы.

   Всадник-воин в Джейпуре. Из индийских этюдов. Ок. 1881 года

   Это первое путешествие определило Верещагина как художника. Отличительной его чертой было стремление как можно больше увидеть, стать свидетелем всех наиболее значительных событий современности. Он участвовал в военных действиях в Туркестане и на Балканах, его интересовали древние постройки и на русском холодном севере и в жаркой далёкой Индии, он хотел увидеть, как восходит солнце на Гималаях. Он был храбр, вынослив, любознателен и старался запечатлеть на своих картинах мир во всём его многообразии.
   И везде его постоянным спутником был альбом, куда быстрый карандаш художника зарисовывал всё новое, что встречалось ему на пути; всегда был с ним этюдник, и он спешил перенести на полотно всё яркое, красочное, что привлекало его внимание. Это и был материал для его будущих картин. Он не мог представить, как можно написать сражение, не видя его, не выходя из своей мастерской. "Вместо... комнаты Среднего проспекта Васильевского острова, у меня была киргизская палатка, вместо натурщиков – живые люди, вместо кваса и воды – кумыс и молоко, – писал художник. – Везде, и в Туркестане и в Индии, этюды знакомили со страной, учили меня – результатом являлись картины, созревавшие гораздо позже".

   Бурлак. Этюд

   В далёких своих путешествиях Верещагин не был бесстрастным наблюдателем. Его симпатии были на стороне народов Индии, а не на стороне завоевателей – англичан. Он задумал целую серию картин, в которых хотел показать "историю заграбастания Индии англичанами", он писал, что "некоторые из этих сюжетов таковы, что проберут даже английскую шкуру".
   Верещагина везде интересовал главным образом простой народ, тяжёлым трудом зарабатывающий свой хлеб. На берегу реки Шексны наблюдает он тяжёлую жизнь бурлаков и ещё в 1866 году делает этюды для задуманной им большой картины. Но не было средств, чтобы закончить ее, и картина осталась только в этюдах и набросках. Другой русский художник, И. Е. Репин, путешествуя по Волге, тоже был взволнован этой темой и написал свою знаменитую картину "Бурлаки".
   С интересом и с симпатией зарисовывал Верещагин кавказских горцев, пасущих стада, и узбеков, возвращающихся с базара на своих ишаках, и семью киргизов, кочующую по степи со своими кибитками.

   Казачий пикет на Дунае. 1879 год

   В 1894 году художник построил себе барку и совершил путешествие по Северной Двине от Сольвычегодска до Архангельска. Он зарисовывал памятники древнего русского зодчества, речные северные пейзажи, писал портреты рыбаков и охотников. Один из лучших его этюдов – портрет представителя народа коми, или зырян, как их тогда называли. Мы видим мужественное лицо зверолова, человека храброго, решительного, закалённого в борьбе с суровой природой.
   Свою огромную родину художник изучал с редкой любознательностью. Он бродил по горам Кавказа, плавал по Северной Двине и Белому морю, он делал переходы по пустыням Средней Азии.
   В 1867 году художник отправился в Туркестан, потому что "хотел узнать, что такое истинная война, о которой много читал и слышал". И он создал целую серию картин, где показал и быт народов Средней Азии и трудную жизнь русского солдата, которого заставили воевать в пустыне.

Не замай – дай подойти. Из серии "1812 год". 1887–1895 годы

   На картине "Смертельно раненый" мы видим солдата, поражённого пулей. "...Он выпустил из рук ружьё, схватился за грудь и побежал по площадке вкруговую, крича: "Ой, братцы, убили! Ой, смерть моя пришла!.." – такую подпись сделал под этой картиной сам художник.
   Никогда ещё раньше героем военной картины не был простой солдат, рядовой защитник родины, никогда ещё смерть на войне не изображалась так правдиво.
   В картинах из русско-турецкой войны Верещагин славил героизм солдатских масс, боровшихся за свободу братских славянских народов, и обличал бездарность царского командования. Несколько картин художник посвятил трагическому штурму Плевны. Штурм назначили на день царских именин, генералы хотели сделать царю подарок, хотя бы ценою крови тысяч русских солдат. День был пасмурный, с раннего утра шёл мелкий дождик, он пропитал почву, и идти на штурм по этой размокшей глине казалось невозможным. Но штурм не отложили. Вот, например, картина "Перед атакой": справа лежат солдаты, напряжённо ожидающие сигнала к штурму, слева стоят царские генералы. Штурм кончился неудачей, и об этом "именинном подарке" знала вся страна.

   Мавзолей Тадж-Махал в Агре. Индия. 1874–1876 годы

   В конце своей жизни Верещагин с огромным интересом работал над серией картин, посвященных подвигу народа в Отечественной войне 1812 года. Художник изучал материалы, рылся в архивах, ездил на Бородинское поле, читал воспоминания участников войны, чтобы лучше почувствовать дух и характер этой войны. Одна из самых сильных картин этой серии – та, где он нарисовал крестьян, взявшихся за оружие, чтобы прогнать врага из родной страны. Картина эта изображает небольшой партизанский отряд, спрятавшийся в засаде, в занесённом снегом лесу. Впереди–предводитель, высокий старик. Он стоит спокойно, как настоящий хозяин леса, и зорко всматривается в чащу; он опытен, хладнокровен, хочет, чтобы враг подошёл поближе. Его более нетерпеливые товарищи не так осторожны, они рвутся в бой, и предводитель говорит им: "Не замай – дай подойти". Эти мужественные люди являются воплощением идеи народной войны, они предки партизан, которые так храбро боролись с захватчиками, защищая Родину в годы Великой Отечественной войны советского народа.
   Боевой, полной труда и опасностей была жизнь Верещагина. И погиб он на боевом посту, как защитник родины. Когда вспыхнула русско-японская война, Верещагин захотел видеть события, имеющие такое большое значение для судеб его родины, видеть снова народ на войне. Шестидесятидвухлетний старик, художник, овеянный мировой славой, поехал на Дальний Восток.

   Площадь Регистана в Самарканде. 1869–1870 годы

   Таким же храбрым был Верещагин в старости, как и в молодые годы, когда при защите Самарканда получил он георгиевский крест, как на Дунае, в годы Балканской войны, когда он делал зарисовки под вражеским обстрелом.
   13 апреля 1904 года Верещагин погиб вместе с адмиралом С. О. Макаровым на броненосце "Петропавловск", натолкнувшемся на вражескую мину в бою под Порт-Артуром. В последние минуты Верещагина видели на палубе, делающим наброски в своём походном альбоме. Чудом спасшийся сигнальщик броненосца Бочков вспоминал: "Был у нас на корабле старичок, красивый, с белой бородой, все что-то в книжку записывал, стоя на палубе. Вероятно, утонул. Добрый был".
   Передовой человек, неутомимый труженик, большой мастер, Верещагин дорог нам правдивостью, честностью, разящей силой своих картин, ненавистью к поработителям, горячей любовью к народу.

__________
* Написано это в книге "Детство и отрочество художника В. В. Верещагина", вышедшей в 1895 году. Тогда нельзя было назвать в печати имя А. И. Герцена, и Верещагин обозначил его одной буквой.