Юпитеры освещают сказку (о съёмках фильма "Три толстяка")



Евгений Рейн


   ...С Алексеем Владимировичем Баталовым мы беседовали в буфете киностудии, на наш столик поставили кофе. Баталов поднёс чашку ко рту и в разговоре нашем наступила пауза. Я перевернул несколько страничек своего блокнота и увидел вот какие сделанные ранее записи.

   Попробуем сравнить события в книжке и события на экране. Юрий Олеша в главе "Площадь Звезды" написал:
   "Тибул дошёл по карнизу до того места, где начиналась проволока, отделился от стены и двинулся по проволоке к фонарю.
   Он шёл то очень медленно, то вдруг пускался почти бегом, быстро и осторожно переступая, покачиваясь, расправив руки. Каждую минуту казалось, что он упадет... Внизу была пропасть".

   Тот, кто видел фильм, помнит: на полпути Тибула канат обрывается, но Тибул успевает схватиться за него и, раскачиваясь на обрывке каната, забирается на балкон стоящего на краю площади дома.
   Целый год учился Баталов искусству хождения по канату и прочим цирковым наукам. Однако на съемках вместе с ним те же самые трюки проделывали и профессиональные циркачи. Быть может, у них что-нибудь получится лучше, эффектнее, чем у Баталова, и фильм только выиграет от такой подмены? Примерно так думали постановщики фильма.
   Нет, съёмки дублеров (людей, заменявших Баталова) в фильм не вошли. Как только камера подбиралась поближе к растянутым над площадью Звезды канатам и лицо балансирующего над пропастью артиста можно было различить, в ту же секунду трюк терял всякий смысл.

   Я хотел было продолжать этот рассказ по своим старым записям, но Баталов допил кофе и вновь заговорил. И я с удовольствием закрыл блокнот, слова Баталова были куда интереснее. Итак, Баталов заговорил.

   Мы работали над сценой, которую Юрий Олеша назвал "Удивительные приключения продавца воздушных шаров". В книжке об этом приключении написано так:
   "В одном месте по причине ветра случилось совсем невероятное происшествие: продавец детских воздушных шаров был унесён шарами на воздух. Он летел над городом, повиснув на веревочке, к которой были привязаны шары. Высоко в сверкающем синем небе они походили на волшебную летающую гроздь разноцветного винограда.
   – Караул! – кричал продавец, ни на что не надеясь и дрыгая ногами".

   Мы понимали, как опасно болтаться актеру на тоненьком тросе под шарами. Поэтому мы заранее разыскали замечательных мастеров, которые создали уникальную куклу, в точности повторяющую размеры и облик нашего актера Корноухова, исполнителя роли продавца воздушных шаров. Да, кукла была уникальной, и вот почему – величиной она была с нормального взрослого человека, и одета была в костюм и башмаки, а весила при этом один килограмм. Притом тончайший механизм позволял ей в воздухе поворачивать голову и дрыгать ногами.
   Мы забрались на самое высокое место Таллина, города, в котором шли съемки. Снизу, из далёкого ущелья таллинской улицы запускали нашу куклу на тоненькой леске от спиннинга.
   Пока пробовали, приноравливались – казалось, всё сойдёт благополучно. Но вот начались съёмки. В это время незаметно для нас ветер переменился и, когда кукла появилась над крышами, её отнесло в сторону. Леска зацепилась за острый край крыши и через секунду её отрезало, точно ножом. Кукла, к великой радости зевак, понеслась над городом. Мы смотрели ей вслед и понимали, что упустили все, о чем мечтали. За оставшиеся дни лета построить другую такую куклу было просто невозможно.
   И тогда, чтобы хоть как-то восполнить пробел, актер Корноухов согласился сделать то, что вы видели в фильме. Он сам, привязанный к тонкому стальному тросу, вцепившись в верёвку с шарами "летал" над Таллином.
   Так "живьём", "по правде" снимались и актёры, убегавшие в парке от тигра, и драки, и всё решительно.

   Баталов снова поднёс к губам чашку, допил последний, уже остывший глоток кофе, задумался. Мне показалось, он хочет сказать еще что-то. Но к нам уже шел ассистент режиссёра, нервно показывая на часы. Баталову было пора возвращаться в павильон. Он встал, попрощался.
   Какие повороты, какие капризы кинематографа ждали его через час, через минуту? Ведь неожиданностей на этой дороге, залитой ослепительным светом прожекторов, ничуть не меньше, чем на потаённой тропе кругосветного путешествия.
   Когда я проходил мимо запертых дверей съемочного павильона, там уже горело красным предупреждающим светом табло: "Идёт съёмка!"
   Ежедневное путешествие Алексея Баталова продолжалось.