Томас Гуд. Рассказ кривоногого моряка





Иным прямые ноги даст природа,
Иных она кривыми наградит,
Иной красив, да вырастет в урода,
Коль за ребенком нянька не следит.
Так и живет весь век до самой смерти
Кривой, косой, уродливый как чорт!
Так вот и я случайно стал, поверьте,
Кривым на левый и на правый борт!



Вот что произошло со мной:
Кобыла рыжая была всему виной.
(Я с той поры не выношу кобыл!)
Был месяц май, весна,
До своего судна
Добраться в Хартфордшайр я должен был.
Гляжу: почтовый,
Совсем готовый
К отплытию. Отходит на виду
Я кинулся к нему, но на беду
На узел мой он делал два узла –
Погоня бесполезною была!



Обдумав, как мне быть,
Чем горю пособить,
Заметил вывеску: "Кровавый лев" – подворье,
Взял курс на вывеску, и вскоре
Я, все подворье обежав вокруг,
Перед конюшней очутился вдруг.
И вот они – четыре брыкуна,
А пятая стоит себе одна –
Кобыла рыжая. Тут отдал я концы,
Но моряки – скакать не молодцы,
И потому, достав кусок каната,
Я попросил проезжего солдата
Связать мне ноги что есть силы
Под килем у моей кобылы.
Я потянул поводья, осмелев.
Остался за кормой "Кровавый лев"!



Проклятье! Как ее качало!
Меня мутило с самого начала,
И я не мог с ней справиться, когда
Она сама в канаву курс держала!
Верчу проклятый руль туда-сюда,
(К чертям четвероногие суда!)
И если б у нее хватило силы,
Клянусь, она б меня убила!
Мы не прошли и одного узла
(Что с нас возьмешь?), как вдруг моя кобыла
Упрямо закусила удила
И к пруду с пресною водою понесла.

Я спохватился, да не тут-то было:
Поводья натянув, я оборвал ремень
(До гроба буду помнить этот день!)



Что парню предпринять,
Когда в колодках ноги,
Держаться не за что,
Канавы вдоль дороги.
Осанку бодрую принять,
Смотреть бесстрашно и перед ненастьем
Проверить корпус корабля и снасти, –
Ну, словом, все, что встарь заведено,
Когда спускают на воду судно!
Я так и сделал, но колени ныли.
Канат мне ноги резал, и давно
Свело мне икры под кобыльим килем.
И вот, проплыв с полмили,
С моей кобылой я попал в беду.



Она остановилась на пруду
И стала пить.
Скажите, как тут быть?
Ее живот вздувался и вздувался,
Но такелаж держался,
И тут мне ноги выгнуло в дугу.
Казалось, что вот-вот кобыла рухнет,
Потонет мой корабль на берегу,
Проклятый корпус корабля все пухнет,
Я разорвусь, я больше не могу!



Кобыла напилась
И улеглась.
И так, от Хартфордшайра далеко,
Привязанный к кобыле я лежал,
И было некому подать сигнал
И выпутаться было нелегко.
Я в этот шторм совсем бы стал калекой.
Когда бы не увидел человека.
– Алло! Приятель, лезь-ка под корму!
И тут свой нож я протянул ему.
Так я освободился от оков –
И был таков!
Кобылу на пруду как лодку бросил
Без паруса, без весел,
И провалиться мне – верхом не сяду я!..
Вот отчего я кривоног, друзья!


Перевод с английского Н. Кончаловской.
Рис. К. Ротова.