Путешествие по старым русским городам (Ростов Великий, Владимир, Переславль-Залесский, Углич)


Юрий Халаминский



   Облик старых русских городов сегодня неузнаваемо изменился. Новая жизнь с новым бытом ее улиц, новые здания порой почти полностью заслоняют контуры старины, и приходится делать усилия, чтобы воскресить перед собой картины далекой жизни. Иногда это легко сделать, ибо новое возникает где-то рядом со старым, но отдельно от него. А иной раз древние здания и башни стоят совсем рядом с жилыми домами, будто великаны, возвышаясь над разнобоем крыш и заборов. Но неизменно возникает горделивое чувство: какой силой духа и чувством красоты обладали наши предки, чтобы создать такие величественные ансамбли, поражающие и сейчас гармонией и мощью!

Ростов Великий

   Ростов еще в древности называли "Великим". Ростов Великий принадлежит к числу старейших русских городов: он впервые упомянут в летописи под 862 годом.
   Этот старый город очаровывает своей сказочностью.
   На небольшой возвышенности у самого озера Неро высятся башни с причудливыми чешуйчатыми куполами, высокие стены, украшенные резными бойницами, крытые переходы, уступами сбегающие к воде, – все это сливается в один прекрасный образ.
   Перед вами открывается вид на город и Кремль с озера Неро. Справа и слева на пологих берегах, словно прямо из воды, поднимаются стены древних монастырей, а в центре за каймой береговых строений и огородов растет и высится фантастический городок, мерцающий флюгерами и окнами, сказочными башнями, грудами куполов и сияющей гладью стен.
   Так и ждешь, что на одну из башенок вдруг вскочит и зальется тревожно сказочный золотой петушок.

Владимир

   Когда из Москвы едешь по шоссе во Владимир, древнейший русский город, отпраздновавший уже свое тысячелетие, то начиная от Юрьевца дорога заметно пойдет в гору.
   И все чаще и чаще за деревьями справа, где-то далеко внизу, замелькают луговые дали клязьминской поймы. Левый берег реки все время медленно идет вверх, и на самом переломе его гребня открывается город Владимир.
   Путешественника, въезжающего в город, встречают Золотые ворота. Их древняя часть, прорезанная огромной аркой, возвышается над круглыми угловыми пристройками. Когда-то валы вплотную подходили к стенам ворот, составляя с ними единое боевое укрепление.
   По узкой лестнице в стене можно подняться наверх, на боевую площадку. Сюда почти не доносится шум оживленного города. Только наверху понимаешь, каким серьезным военным сооружением некогда были ворота. Особый ход ведет внутрь арки. Здесь – на вмурованных в стену дубовых бревнах – настилался помост, с которого было легко защищать мощные створы ворот.
   Но Золотые ворота были не только боевой башней: они связаны со всеми событиями городской жизни, здесь встречали и провожали почетных гостей. Золоченой медью были украшены дубовые полотнища ворот. Подъезжающему издали открывалось величественное зрелище боевых стен города и сиявших белизной и золотом его главных ворот.
   Много памятников искусства во Владимире, но самый знаменитый из них – Дмитровский собор. Пропорции собора изумительны: когда стоишь с ним рядом, чувствуешь его объем, массивность стен, но стоит несколько отойти в сторону и взглянуть на здание издали, как впечатление волшебно меняется, и перед тобой вдруг возникает стройный храм, поднимающий легким взмахом алтарных полукружий узорный, словно кружевной, барабан купола.
   Андрей Боголюбский мечтал сделать Владимир центром земли русской, преемником славы Киева. И он достиг многого в своих честолюбивых замыслах, однако Русь тогда еще не созрела для объединения.

Переславль-Залесский

   Переславль-Залесский – город в центре России, в месте, на сотни верст отстоящем от морских берегов, и вдруг пахнет на тебя здесь романтикой водных просторов. Встретишь вдруг рыбаков в высоких сапогах-ботфортах.
   Переславль весь стоит на воде. Он расположен на самом берегу огромного Плещеева озера. Город наискось перерезает поросшая вековыми ветлами река Трубеж. Рыбаки ловили в озере, на самой его глубине, знаменитую "переславскую сельдь", поставлявшуюся к царскому столу. Потому, когда в России были учреждены гербы, на гербе города Переславля-Залесского красовались две рыбки.
   Переславль часто сравнивают с Венецией, и дело тут не в том, похожи или не похожи между собой эти города. Конечно, внешне совершенно не похожи. Но есть то, что роднит русский и итальянский города: и тут и там вода вошла в быт, в повседневный уклад людей: по ней гуляют, она кормит, по ней возят дрова, сено, даже навоз на огороды, возле нее отдыхают, на ней работают.
   Город некоторое время был столицей Руси, он видел Александра Невского, Ивана Грозного и молодого Петра Первого. Здесь сохранилось множество памятников архитектуры, здесь в музее хранится ботик Петра.
   Когда юному Петру показалась мала московская Яуза для потешного флота, он вспомнил о глубоком Плещеевом озере, лежащем недалеко от столицы.
   К лету 1692 года петровский флот был отстроен и спущен па воду. Весь август шли на озере корабельные маневры и праздники. Петр сам палил из пушек, а с берегов флоту отвечали приведенные из Москвы пешие полки, тоже налившие из пушек и "разного мелкого ружья". Исполнилось мечтание молодого Петра: прозрачные воды озера бороздил окутанный пороховым дымом российский флот. Здесь, в Переславле-Залесском, была заложена будущая морская слава России.

Углич

   Теплоход быстро идет по Волге вниз. Бетонные стены громадного здания угличской плотины и электростанции, белесые от солнца, медленно отодвигаются вправо и постепенно, как скользящий за кулисы занавес, открывают древний Углич. Сделав широкую дугу и толкнувшись о дебаркадер, теплоход носом почти упирается в острый мыс, на котором багряным силуэтом поднимается церковь "Дмитрия на крови", а за ней видны строения древнего Угличского кремля.
   Много темного в истории Углича. До сих пор остается загадкой смерть царевича Дмитрия. В Угличском городском музее и сейчас хранится поднявший тогда народ на восстание колокол. Двести бунтовавших угличан были казнены, а множество горожан было сослано в Сибирь. Было повелено наказать и колокол: "сбросить с колокольни и на площади, лишив крестного знамени, вырвать язык и отрубить одно ухо, наказать двенадцатью ударами плетью и сослать в Тобольск".
   Смерть царевича Дмитрия была кровавым прологом к исторической драме Углича. Погибший царевич дал имя двум самозванцам, прикрывавшим иноземное нашествие на нашу землю. В ходе войны город был разрушен и сожжен. После изгнания захватчиков с новой силой расцвела культура, и несколько превосходных архитектурных памятников этого времени сохранилось в Угличе.
   Когда смотришь на сегодняшний Углич, отходят прочь сумрачные исторические легенды и предания. Из зелени садов, вольно раскинувшихся по пологим склонам прибрежных холмов, поднимается красивый, оживленный город, украшенный древними руинами богатырских стен.