Птицы-коллекционеры (о беседочницах)



И. Акимушкин


   Когда первые исследователи проникли во внутренние области Австралии, они увидели там много диковинного: и яйцекладущих зверей, и зверей сумчатых, и птичьи инкубаторы, и какие-то еще странные украшенные цветами постройки.
   Находили их обычно среди невысоких кустов. Небольшие, выложенные прутиками платформы. А на расстоянии примерно полуметра – другие, более длинные палочки воткнуты в землю в виде плотного частокола. Их верхние концы изогнуты навстречу друг другу, образуя над платформой как бы двускатную крышу.
   Перед одним из входов в шалаш на земле раскиданы сотни всевозможных цветных безделушек: раковины, мертвые цикады, цветы, ягоды, грибы, камни, кости, птичьи перья, обрывки змеиных шкур и масса других странных вещей.
   В одной из таких коллекций нашли даже зубную щетку, ножи и вилки, детские игрушки, ленты, чашки из кофейного сервиза и даже сам кофейник (правда, небольшой), пряжки, бриллианты (настоящие!) и... искусственный глаз.
   Самих строителей за работой не видели (про черных птиц, которые суетились поблизости, и подумать не могли такое). Предполагали разное. Капитан Стокс, одним из первых (в 1837–1843 годах) исследовавший внутренние области пятого континента, пришел к выводу, что эти шалаши строят для развлечения своих детей туземные женщины. А тогдашний губернатор Австралии сэр Георг Грэй был автором другой гипотезы: шалаши – дело рук кенгуру, заявил он, очевидно, полагая, что это эксцентричное животное на все способно.
   Потом уже заметили, что шалаши строят именно те птички, на которых вначале и внимания не обратили. Внешне они ничем особенно не замечательны. Самцы иссиня-черные (похожи на сибирскую черную ворону), а самки желтовато-зеленые.
   В конце июня и в июле, когда в Австралии еще зима, черные самцы атласных беседочниц (так называют зоологи строителей загадочных шалашей) покидают стаи и уединяются.
   Каждый выбирает место где-нибудь на солнечной полянке среди кустов и строит здесь шалаш. Потом приносит к нему голубые и желтые цветы и другие уже известные нам предметы преимущественно голубого оттенка (как глаза его подруги!) и все это раскладывает перед шалашом.
   Шалаш украшен. Дело за самкой. Самец отправляется за ней в лес.
   Невеста церемонно приближается к беседке, чтобы прослушать здесь, вернее, просмотреть цветовую серенаду, потому что ее кавалер ведь не поет, а играет перед нею разными цветными штуками. Этот калейдоскоп красок пленяет его подругу лучше всяких нежных слов.
   Самка залезает в шалаш или с довольно безразличным видом останавливается позади него, а самец хватает в страсти то один, то другой цветной предмет. Вертится с ним в клюве, словно безумный дервиш. Кидает, берет новую игрушку, загораясь все большим азартом и вертясь и кланяясь все более энергично. Иногда он замирает с протянутым к самке в клюве каким-нибудь цветным лоскутком, который обычно соответствует тону ее оперения или глаз. И опять начинается демонстрация собранных коллекций.
   Изо дня в день в течение многих месяцев (с июня до ноября или декабря) черная птица с увлечением играет своими цветными игрушками, часто забывая и об еде, и о питье, и о страхе перед врагами.
   Беседочниц много разных видов и окрашены они неодинаково, но все – довольно близкие родичи райских птиц, а следовательно, наших ворон и галок. Они обитают в лесах Австралии, Новой Гвинеи и близлежащих островов. Беседочницы прославились на весь мир как страстные коллекционеры всяких цветных "побрякушек" – раковин, камешков, перьев, цветов, плодов, стекляшек, пуговиц, пряжек... Словом, всего, что блестит и сияет яркими красками и что эти небольшие птицы в состоянии утащить.
   Вообще-то говоря, и многие другие птицы при случае приносят в гнезда цветные и блестящие предметы. Сороки-воровки у нас всем хорошо известны. Вороны, галки и сойки тоже страдают клептоманией. А клушицы, горные галки, пробовали даже – были и такие случаи – выхватывать горячие угли из костра!
   Но индийские вороны их всех превзошли. Говорят, что они даже пакеты разворачивают и, если найдут в них красивые вещицы, тащат их без зазрения совести. Там, где много этих птиц, ничего нельзя оставить на окне или в комнате с открытыми окнами, даже носовые платки и перчатки. Все стащат. Жителей Шри-Ланки они прямо-таки разоряют.
   Однажды следственными органами было установлено систематическое ограбление ювелирного магазина парой индийских ворон. Они украли из него несколько килограммов золотых оправ для очков!
   Индийская мухоловка очков не ворует, но собирает... змеиные кожи, сброшенные во время линьки, и их переливчатой чешуей украшает свои гнезда. Сирийский дятел с той же целью приносит домой блестящие надкрылья жуков, а ткач байя (он водится в Индии) ловит даже живых жуков-светлячков, втыкает в кучки глины – откуда они уже не могут выбраться – и вплетает эти самодельные лампадки в стенки своего похожего на бутылку гнезда. Об этом писали многие натуралисты XIX столетия. Современная наука не нашла пока никаких подтверждений тому, что это не легенда.
   Но странные повадки беседочниц и других птиц-коллекционеров, поверить в которые не легче, чем в иллюминацию байи, вполне доказаны.