Русское барокко и русский классицизм



М. Ильин



   Колокольня в Троице-Сергиевском монастыре, г. Сергиев Посад. Архитектор Д. В. Ухтомский.

   С именем Петра связано и становление новой России и создание новой русской архитектуры. Зодчие этой великой эпохи в развитии русской культуры создали произведения, в которых рядом с новыми решениями уживаются художественные идеалы допетровской Руси.
   Естественно, что новую столицу должны были украсить здания, которые по своему архитектурному значению и красоте не уступали бы прославленным дворцам и храмам древней Москвы. Поэтому-то в течение первой половины XVIII века лучшие архитекторы работали главным образом в Петербурге и его окрестностях.

                                  Собор Новоиерусалимского монастыря, г. Истра.

   На долю архитектора Растрелли, обрусевшего итальянца, выпала почетная и трудная задача обстройки столицы молодой России. На берегах сумрачной Невы со скудной и бедной природой, неприветливым серым небом и редким солнцем надо было создать город, достойный своего великого назначения. Жизнерадостность и цветистость древнерусских зданий вдохновили и Растрелли. Сочная лепнина, богатые архитектурные формы и детали, яркие краски покрыли стены созданных им дворцов на набережных Невы, прямых, как стрелы, широких проспектах и в загородных резиденциях. Золото крыш, статуй и лепнины, ослепительная белизна колонн, наличников и порталов сияюще выделялись на оранжевом, синем и красном фоне стен и создавали то впечатление непрекращающегося праздника, которое так характерно для творчества Растрелли.

   Дворец Строганова, г. Санкт-Петербург. Архитектор В. Растрелли.

   Внутренняя отделка залов и комнат поражала своей изощренностью и сказочным богатством. Особенно отличались дворцы в Царском Селе (г. Пушкин), Зимний, Смольный и перестроенный Растрелли собор Новоиерусалимского монастыря под Москвой. В 1941 году немцы взорвали этот замечательный памятник. Впоследствии сооружения монастыря были восстановлены..
   Не менее интересны и красивы были произведения другого архитектора этого же времени – Ухтомского. Он выстроил знаменитую колокольню в Троице-Сергиевском монастыре (г. Сергиев Посад), имеющую пять ярусов при 86 метрах высоты.
   Созданный этими архитекторами стиль получил название "барокко", что было связано с причудливыми формами и деталями убранства большинства зданий этого времени.

   Мавзолей в Николо-Погорелом, Смоленской обл. Архитектор М. Казаков. Разрушен немцами во время Великой Отечественной войны.

   На смену барокко пришел классицизм, то есть стиль, идеалом которого была античная классическая архитектура. Можно было думать, что строгие формы классических зданий будут выглядеть холодными и неприветливыми рядом с яркими и изукрашенными произведениями Растрелли и других зодчих. Но стоило художественному гению русских архитекторов коснуться искусства классики, как оно обрело ту жизненность и одухотворенность, которые сделали его произведения насыщенными глубокой правдивостью и теплотой.
   Целая плеяда русских зодчих и их собратьев по искусству, иностранцев, прославила себя выдающимися произведениями. Баженов выстроил знаменитый Пашков дом (ныне Российская государственная библиотека) и усадьбу Царицыно, Воронихин – Казанский собор, Старов – Таврический дворец, Захаров – Адмиралтейство, Камерон – Павловск, Тома де Томан – Биржу, Росси – Главный штаб, Сенат и Синод и Александрийский театр.

   Арка Главного штаба, г. Санкт-Петербург. Архитектор К. Росси.

   Желтый тон окраски их наружных стен, подчеркнутый белыми деталями победных венков, летящих фигур – "слав" – и колоннами, восполнил тот недостаток солнца и богатства природы, который так ощущается на берегах Невы. Золото шпиля Адмиралтейства Захарова с его корабликом вверху как бы перекликалось с золотом глав древнерусских зданий. Архитектор Росси раскрыл основную идею русского классицизма, занявшего в конце XVIII – начале XIX века ведущее положение в мировой архитектуре. Он писал в одной из записок, сопровождавшей его проект: "Размеры предлагаемого мною проекта превосходят те, которые римляне считали достаточными для своих памятников. Неужели побоимся мы сравниться с ними в великолепии? Цель не в обилии украшений, а в величии форм, в благородстве пропорций, в нерушимости. Этот памятник должен стать вечным".
   Русскому классицизму были понятны и близки и интимные чувства человека, столь непосредственно раскрывавшиеся в произведениях древнерусского искусства. Это направление нашло свое выражение преимущественно в творчестве московского архитектора Казакова, его учеников и последователей. Как вдохновен Казаков в Петровском дворце, где он, следуя Баженову (царицынская усадьба), стремится возродить красочность древнерусского зодчества! Как разнообразны его дома, выстроенные им в 80–90-х годах XVIII века для московской знати! То поразит нас многоколонный портик дома Гагариных, то удивит своими вытянутыми вперед порталами дом Разумовского с его исключительно красивой центральной нишей, украшенной колоннами. Знаменитый Колонный зал является одним из лучших творений великого русского мастера.

   Собор Петропавловской крепости, г. Санкт-Петербург. Архитектор Д. Трезини.

   Не менее прекрасны подмосковные классические усадьбы с их белоколонными портиками, беседками в парке, так напоминающими античные храмы с их тишиной и уютом. В этих усадьбах, окруженных столетними липами, вязами, кленами, ощущалось неподдельное чувство любви русского человека к природе. Поэт, музыкант и архитектор Николай Львов на страницах одной из своих книг оставил надпись, раскрывающую нам эти чувства русского зодчего конца XVIII века: "Я всегда думал построить храм солнца, в лучшую часть лета солнце освещало бы свой дом, словно покоясь в нем. Такой храм должен быть сквозным; в середине портал, а по бокам стены, к которым с обеих сторон примыкал бы лес".
   Русская классическая архитектура – одна из замечательных страниц не только русского зодчества, но и мирового. Имена ее зодчих бессмертны благодаря созданным ими произведениям.