Как Венера Милосская потеряла руки



А. Варшавский


   Знаменитая статуя Венеры Милосской, гордость Лувра, лучшего музея Франции, была, как известно, найдена в 1820 году. Нашел ее простой греческий крестьянин по фамилии Юргос. Юргос понятия не имел об археологии. Он занимался делом: обрабатывал принадлежавший ему участок и кормил многочисленную семью. Венеру он нашел случайно. Как-то, копая свой огород, он наткнулся на каменную плиту, а затем на несколько тесаных камней. Камни эти весьма ценились на острове Милос, где жил Юргос. Местные крестьяне, не ломая себе особенно голову над их происхождением, употребляли их при постройке домов. Юргос продолжил свои раскопки. Каково же было его удивление, когда он внезапно обнаружил своего рода нишу, а в ней великолепную мраморную статую полуобнаженной женщины редкой красоты. В нише находились еще две статуэтки Гермеса, как впоследствии определили ученые, и несколько безделушек из мрамора.
   Юргос понял, что ему удалось найти нечто гораздо более ценное, чем пара тесаных каменных плит. Он перенес свою находку в сарай, а затем, так во всяком случае обычно рассказывают, продал ее некоему Марцелюсу, секретарю французского посольства в Стамбуле. (Греция, в том числе и остров Милос, в ту пору была под властью турок).
   Маркиз де Ривьер, французский посол в Турции, послал найденную статую в дар Лувру. Так великое творение греческого скульптора Агессандра, изваянное в IV веке до нашей эры, очутилось в конце концов в парижском музее. Венера, которая получила название Милосской, в честь острова, где она была найдена, очень быстро приобрела громкую известность. Да и немудрено. Немного можно насчитать столь же совершенных произведений искусства античности. Огорчало только одно: это дивное изваяние, которое стало своего рода синонимом идеальной женской красоты, как Аполлон Бельведерский – мужской, имело свой изъян: у Венеры были отбиты руки. Такой – с обрубками вместо рук – ее можно и поныне увидеть в Лувре; такой она представлена и на бесчисленных репродукциях.
   Но вот что любопытно. Венеру Милосскую в ту пору, когда она еще находилась в сарае у Юргоса, видело несколько человек. Двое из них оставили об этом записи: французские моряки Маттерер и знаменитый впоследствии Дюмон-Дюрвилль, открывший Землю Адели в Антарктике. Кстати говоря, у Юргоса они были в один и тот же день, в один и тот же час: ведь они плавали вместе на судне, занимавшемся гидрологическими изысканиями в районе Греческого архипелага.
   Спустя 22 года – в 1842 году, вспоминая об обстоятельствах, связанных с находкой Венеры, Маттерер писал: "Господин Брест рассказал нам о только что найденной одним крестьянином статуе... Мы попросили господина консула показать то место, где она была найдена. Он охотно согласился, и вскоре мы уже стояли перед нишей, сделанной из тесаных кирпичей. "В этой нише,– сказал г-н Брест, – находилась статуя. Сейчас она перенесена"... Трудно передать наше изумление, когда нашим глазам представилась великолепная статуя из мрамора. К несчастью, руки у нее были отбиты и немного поврежден кончик носа".
   Но в 1821 году Дюмон-Дюрвилль в докладе Французской академии наук сообщал: "Статуя изображала женщину. В левой, поднятой кверху руке она держала яблоко, а правой придерживала ниспадавшее от бедер одеяние. Впоследствии и та, и другая рука были повреждены и в настоящее время отделены от туловища".
   Два рассказа, две версии. И вдобавок прямо противоположные. Кто же прав? Имела ли найденная Юргосом статуя руки или нет?
   Не будем томить читателя. Маттерер несколько лет спустя вынужден был сознаться в том, что он сказал неправду. На этот раз он писал: "Когда мы с Дюмон-Дюрвиллем видели статую, ее левая рука, которой она держала яблоко, была поднята, правая же, которую она держала на бедре, несколько повреждена на сгибе". В 1852 году это было подтверждено консулом Брестом. А еще двадцать лет спустя – сыном Юргоса.
   Так обстояли дела. Но почему же Маттерер сказал вначале неправду? И, главное, где и когда, при каких обстоятельствах Венера Милосская потеряла свои руки?
   Разгадка всей этой мало кому известной истории такова (о ней сохранился рассказ в неопубликованных мемуарах Дюмон-Дюрвилля и частично у Маттерера). Дюрвилль и Маттерер не купили Венеру – она оказалась им не по средствам. Они возвратились на свой корабль. Через несколько дней судно прибыло в Стамбул. Офицеры корабля были приглашены во французское посольство. Во время приема Дюмон-Дюрвилль рассказал о находке Юргоса. Секретарь посольства Марцелюс буквально, чуть ли не в тот же день, отправляется по поручению посла на специальном судне под командованием лейтенанта Робера на остров Милос. Три дня спустя он доставил статую в Афины. Но к этому времени Венера уже была без рук. Что же случилось?
   Дюмон-Дюрвилль пишет об этом так: "Насколько можно судить, крестьянин, которому надоело ждать покупателей, сбавил цену и продал ее одному местному священнику. Он хотел преподнести ее в дар переводчику константинопольского паши. Г-н Марцелюс прибыл как раз в тот момент, когда статую уже собрались грузить на судно для отправки в Константинополь. Видя, что эта великолепная находка ускользает у него из рук, он принял все меры для того, чтобы получить ее, и священник, в конце концов, не без сопротивления, согласился уступить ее".
   Но Дюрвилль не совсем точен: священник и не думал уступать статую. Наоборот, он категорически отказался ее продать. Тогда Марцелюс потребовал у Робера два десятка матросов, решив, как пишет Маттерер, освободить богиню, чего бы это ни стоило. Завязалась самая настоящая драка. В этой стычке французы одержали верх. Во время драки Венере, которую бросили на дороге и втоптали в грязь, и отбили руки.
   Такова неприглядная правда. Вот почему Маттерер, опасаясь дипломатического скандала, – в 1842 году все "герои" этой истории и прежде всего посол де Ривьер еще были живы, – пытался скрыть ее и лишь впоследствии описал все, как было. Вот почему так дипломатически осторожен в своих мемуарах Дюмон-Дюрвилль.
   Вот почему, наконец, у Венеры Милосской нет рук.