История Робина Гуда



Сергей Львов


   Он провел свою жизнь в лесу. Его боялись бароны, епископы и аббаты. Его любили крестьяне и ремесленники, вдовы и бедняки. (Из старинных хроник.)

   О его смерти рассказывают так. Однажды славный стрелок из лука почувствовал: в руках недостает силы, чтобы натянуть тетиву, а ногам трудно идти по привычной лесной тропинке. И тогда он понял: приблизилась старость...
   Он отправился в монастырь, настоятельница которого слыла искусной врачевательницей, и попросил полечить его. Монахиня прикинулась, что обрадована его приходом, приветливо проводила пришельца в дальнюю келью, заботливо уложила его на постель, острым ножом вскрыла вену на могучей руке (кровопускание тогда считали хорошим средством от многих недугов). И, сказав, что тотчас вернется, ушла.
   Время текло медленно. Кровь текла быстрее. Но монахиня все не возвращалась. Наступила ночь. За ночью пришел рассвет, и тогда стрелок понял, что стал жертвой предательства. Над изголовьем его ложа было окно в лес. Но сил, чтобы дотянуться до окна, у истекающего кровью уже недостало. В груди едва хватило дыхания, чтобы последний раз протрубить в изогнутый охотничий рог. Слабый, дрожащий звук, рога прозвучал над лесом. Верный друг услышал призывный сигнал. В тревоге он поспешил па помощь.
   Поздно! Уже никто не смог бы спасти стрелка. Так враги, которые долгие годы не умели одолеть Робина Гула ни в жарком бою, ни в упорном поединке, извели его черным предательством.
   Старинный историк называет год и день, когда это случилось: 18 ноября 1247 года.
   Прошло несколько веков. Начинались и заканчивались войны. Самая короткая длилась несколько дней, самая длинная – сто лет. По городам и деревням Англии проносились опустошительные эпидемии. Вспыхивали восстания. На престоле сменялись короли. Люди рождались и умирали, поколения приходили на смену поколениям.
   Однако бурная череда событий, как любили говорить в старинных книгах, не могла изгладить из памяти англичан имени Робина Гуда.
   Однажды, это было лет двести пятьдесят тому назад, в маленький городок близ Лондона медленно въехала тяжелая карета. Карета была нарядной, пышной: только самые важные люди королевства разъезжали в таких. Действительно, в карете сидел важный господин: сам лондонский епископ! Он приехал в городок, чтобы прочитать горожанам проповедь. Покуда карета ехала от городских ворот к церковной площади, епископ успел заметить, что городок словно бы вымер. Епископ не удивился этому. Значит, слух о его приезде опередил карету, и горожане поспешили в церковь: им не часто доводится видеть и слышать его преосвященство. И он привычно представил себе, как выйдет из кареты, как медленно поднимется по ступеням храма сквозь почтительно расступающуюся толпу... Но церковная площадь была пуста. На церковных дверях висел тяжелый замок.
   Долго стоял епископ на пустой площади, багровея от гнева и стараясь сохранить достойный вид, подобающий его сану и торжественным ризам, что было совсем нелегко перед запертой дверью.
   Наконец какой-то прохожий, поспешая отнюдь не в церковь, бросил на ходу епископу:
   – Сэр, вы ждете напрасно, мы празднуем сегодня день Робина Гуда, весь город в лесу, и в церкви никого не будет.
   О дальнейшем рассказывают по-разному. Одни говорят, что епископ сел в карету и вернулся в Лондон, произнося мысленно такие слова, какие епископы обычно не произносят. Другие утверждают, что он отправился на городской луг, где горожане, нарядившись в зеленые кафтаны, изображали сцены из жизни Робина Гуда, и присоединился к зрителям.
   Что же это была за жизнь? Почему память о ней сохраняют веками? Почему целый город мог много часов подряд вспоминать Робина Гуда и думать только о нем?
   Что вам известно о Робине Гуде, кроме тех страниц романа Вальтера Скотта "Айвенго", где он выведен под именем храброго йомена, вольного крестьянина Локсли?
   У Робина Гуда два жизнеописания. Одно – очень короткое. Ученые собрали его по крупицам в старинных хрониках. Из этого жизнеописания можно узнать, что Робин Гуд был разорен богатыми недругами и бежал от них в Шервудский лес, глухую и густую чашу, тянувшуюся на много десятков миль. К нему примкнули такие же, как он, беглецы. Он объединил их под своим началом в грозный отряд "лесных братьев" и вскоре стал настоящим властелином Шервудского леса. Робин Гуд и его стрелки числом более ста охотились на запретную королевскую дичь, враждовали с богатыми монастырями, грабили проезжих нормандских рыцарей, помогали преследуемые и беднякам.
   За поимку Робина Гуда власти много раз объявляли награду. Но ни один крестьянин, в чью хижину он заходил, ни один из "лесных братьев" не соблазнился этими посулами.
   Вот все или почти все, что известно историкам о Робине Гуде.
   Второе жизнеописание Робина Гуда куда подробнее. Из него можно узнать, как он впервые столкнулся с королевскими лесничими и чем закончилась эта встреча; как он познакомился с беглым монахом – братом Туком – и Маленьким Джоном, которые стали его помощниками, и о том, как Робин Гуд побеждал па состязаниях из лука, как он враждовал с шерифом Ноттингема, притеснявшим крестьян, как отказался служить королю Ричарду Львиное Сердце.
   Где же записано все это и многое другое о Робине Гуде? Не в исторических трудах, а в народных песнях – балладах, как называют их историки литературы.
   Их сочиняли по всей Англии на протяжении многих веков. Автором этих песен был народ, а исполнителями – странствующие певцы. Песни о Робине Гуде обрастали разными подробностями, несколько маленьких песен сливались в одну или одна большая распадалась на несколько маленьких... Певцы, которые пели эти баллады, если умели писать, записывали слова песни и за плату давали их списать желающим. А когда в Англии появились первые типографии, песни о Робине Гуде стали печатать. Поначалу это были отдельные листы с оттисками песен. Их охотно раскупали жители городов и деревень, которые раз в год, летом, праздновали день Робина Гуда.
   Вот в этих-то песнях постепенно и сложилось второе жизнеописание Робина Гуда. В нем он такой, каким его представлял себе народ. Если старинная латинская хроника утверждает, что Робин Гуд был дворянином, то народная песня решительно называет его сыном крестьянина. Простые люди Англии легендарную биографию Робина Гуда стали считать его настоящим жизнеописанием. В течение многих десятилетий и даже веков всему, что рассказывали о Робине Гуде в песнях, англичане верили как непреложному историческому факту.
   Этому есть любопытное свидетельство. В одной из самых старых баллад рассказывается, как Робин Гуд пятнадцатилетним юношей отправился в город Ноттингем на состязание стрелков из лука. На полпути его остановили королевские лесничие и стали издеваться над ним. "Неужели этот мальчишка, который едва может согнуть собственный лук, осмелится появиться перед лицом короля на состязаниях!" – восклицали они. Робин Гуд побился с ними об заклад, что он на сто футов попадет в цель, и выиграл это пари. Но королевские лесничие не только не заплатили ему выигрыша, а пригрозили, что поколотят его, если он осмелится показаться на состязаниях.
   Тогда Робин Гуд, как с восторгом сообщает баллада, перестрелял из своего лука всех насмешников. Народ не любил королевских лесничих, которые не давали бедняку ни собрать в лесу хворост, ни тем более поохотиться на лесную дичь или поудить рыбу в лесных ручьях и реках. Не любя королевских лесничих, народные певцы с восторгом распевали эту балладу.
   И вот в апреле 1796 года, то есть спустя пять столетий после того, как жил Робин Гуд, в одном из английских журналов появилось сообщение. Вот оно: "Когда несколько дней назад рабочие копали землю в саду в местечке Кокслейн неподалеку от Ноттингема, они наткнулись на шесть человеческих скелетов, которые лежали вплотную друг к другу, аккуратным рядом. Предполагают, что это часть тех пятнадцати лесничих, которых убил в свое время Робин Гуд".
   Можно представить себе, как издатель журнала спросил у автора заметки: "А вы уверены, что это те самые скелеты?". И автор ответил, как отвечают журналисты всех времен: "Ну, что же, впишем для осторожности слово "предполагают". Но ни автору, ни издателю не пришло в голову усомниться, что Робин Гуд действительно сражался с королевскими лесничими по дороге в славный город Ноттингем: ведь об этом поется в балладах!
   Почему Робин Гуд стал любимым героем народных песен? Чтобы ответить на этот вопрос, придется, пожалуй, напомнить вам то, что вы учили на уроках истории: в 1066 году Англию захватили норманны с Вильгельмом Завоевателем во главе. У коренного населения Англии – саксов – они отнимали землю, дома и имущество, огнем и мечом навязывали им свои законы. Старинный историк называет Робина Гуда одним из тех, у кого отняли землю.
   Вражда между старыми и новыми властителями сохранялась и два века спустя. Помните, какое место занимает в книге Вальтера Скотта "Айвенго" вражда саксонских и нормандских дворян? Однако саксонские дворяне скоро примирились с завоевателями. Но песни о Робине Гуде не забылись. Их распевали в отрядах крестьян, восставших под предводительством Уотта Тайлера. Народ сердцем чувствовал: борьба Робина Гуда, прославленная в песнях, – это не только борьба саксов против норманнов, но вообще борьба народа против угнетателей.
   Я перелистываю старинную книгу, в которой собраны одна за другой баллады о Робине Гуде. Вот баллада про то, как Робин Гуд сражался с другим своим злейшим врагом – рыцарем Гаем Гайсбурном и как, победив его и переодевшись в его одеяние, – а надобно вам знать, что Гай Гайсбурн всегда носил поверх лат выделанную конскую шкуру, – он снова перехитрил ноттингемского шерифа. Вот баллада "Робин Гуд и епископ", в которой рассказывается, как выместил на епископе Робин Гуд свей гнев против церкви. Вот баллада про то, как Робин Гуд спас трех сыновей бедной вдовы, – и в каждой из этих баллад он всегда один и тот же: смелый в бою, верный в дружбе, шутник, весельчак, насмешник, не стареющий народный герой.
   Я рассказал вам о Робине Гуде, каким его изображали народные баллады, и теперь вы сами сможете заметить, в чем изменил Вальтер Скотт этот образ, когда вывел его в "Айвенго".
   У Вальтера Скотта йомен Локсли, имя, под которым выведен в романе Робин Год, становится верным помощником Ричарда. Робин Гуд, каким воспел его народ, отказался служить королю Ричарду Львиное Сердце.
   Народ помнит Робина Гуда именно таким, каким он воспет в старинных народных песнях. И в этом и есть бессмертие Робина Гуда.

Рисунки П. Бунина.