Козьма Прутков



А. Старосельский


   Кто изрек?
   "Не ходи по косогору – сапоги стопчешь". "Не всякому человеку даже гусарский мундир к лицу". "Иной певец подчас хрипнет". "Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе". "Если на клетке слона прочтешь надпись "буйвол", – не верь глазам своим". "Вакса чернит с пользою, а злой человек – с удовольствием".
   Эти и многие другие поучения (их называют афоризмами) принадлежат перу Козьмы Пруткова.
   Что мы знаем о жизни К. Пруткова? Известно, что он родился в 1803 году, двадцати лет от роду начал свою службу в Пробирной Палате, где и преуспевал в течение сорока лет. С 1841 года он стал директором этого почтенного учреждения. И в немалом чине – действительного статского советника – скончался 13 января 1863 года, в два и три четверти часа пополудни, безутешно оплаканный родными и осиротевшими сослуживцами.
   Жизнь как будто и небогатая событиями? Но одно странное обстоятельство повлияло на всю деятельность Пруткова.
   В ночь с 10 на 11 апреля 1823 года Козьме Петровичу Пруткову приснился вещий сон. Во сне явился ему некий царский генерал...
   Зрелище, надо полагать, было внушительное, и Козьма Петрович ощутил трепет: он был тогда молод, служил в гусарах, и бригадный генерал казался ему грозным начальством.
   Козьма Петрович после рассказывал, что генерал, подняв его с койки за руку и не дав ему одеться, повлек его молча по каким-то длинным и темным коридорам. Они очутились на вершине высокой горы, и здесь генерал стал вынимать из древнего склепа разные драгоценные материи. Некоторые он прикидывал к продрогшему телу Пруткова. Со страхом ожидал Прутков развязки. Вдруг от прикосновения самой дорогой материи он ощутил во всем теле сильный электрический удар, от которого... проснулся весь в испарине.
   В то же утро Козьма Петрович решил оставить полк, подал в отставку и тотчас определился на службу по министерству финансов.
   Сохранился единственный портрет Козьмы Петровича. Современники говорят, что он очень верно передает внешность этого поэта и мыслителя: "Высокое, склоненное назад чело, осененное поэтически всклоченными волосами, мутный несколько прищуренный взгляд, откинутая назад голова и змеиная саркастическая улыбка"... Не трудно представить, как этот человек величественно, с чувством собственного достоинства произносит:

"... Для значения инова
Я исхитил бы из тьмы
Имя славное Пруткова,
Имя громкое Козьмы!"

   Как видите, об этой незаурядной личности известно не мало. Остается отметить еще одну подробность: Козьмы Пруткова в действительности никогда не было!
   Козьму Пруткова придумали несколько писателей. Они создали весь его облик и характер, сочинили его биографию, нарисовали его портрет и сами писали за него произведения.
   Этими писателями были: граф Алексей Константинович Толстой и братья Жемчужниковы, Алексей Михайлович и Владимир Михайлович. Иногда в этом творческом содружестве участвовали Жемчужников Александр Михайлович, поэт Петр Павлович Ершов (автор известной сказки "Конек-Горбунок"), А. Н. Аммосов и М. Н. Лонгинов.
   Озорные шутки этих молодых литераторов знал весь тогдашний Петербург. Однажды при разъезде из театра, на глазах испуганного швейцара, они усадили в свою четырехместную карету пятнадцать седоков! В этом, впрочем, не было никакого чуда, так как каждый из влезавших в карету, захлопнув одну дверку, незаметно вылезал из другой.
   В другой раз ночью один из этих литераторов в мундире дворцового флигель-адъютанта объездил всех главных архитекторов города Петербурга с приказанием явиться утром во дворец ввиду того, что Исаакиевский собор... провалился.
   Все это, конечно, безобидное дурачество, но вместе с тем – и стремление высмеять казенный дух, царивший во времена Николая Первого. Тогда же и родился пародийный образ "казенного человека", чиновника, возомнившего себя поэтом и философом и возжаждавшего славы, – Козьмы Пруткова.
   Самым скучным из всех казенных учреждений николаевской империи заслуженно считалась Пробирная Палата. Вот в это заведение, издевательски названное "Палаткой", они "определили" директором Козьму Петровича Пруткова.
   Он получил от своих создателей не только имя, чин и внешний облик: он приобрел свой, ему одному свойственный литературный стиль.
   Читатель сразу же узнавал в каждом стихотворении Козьмы Петровича стихи известных в то время поэтов, но иначе изложенные, доведенные до нелепицы, притом написанные с неподражаемой серьезностью и наивностью, – очень злую и талантливую пародию.
   В годы "деятельности" Козьмы Пруткова многие переводили стихи Гейне. Мы знаем прекрасные переводы М. Ю. Лермонтова, А. К. Толстого, М. Л. Михайлова. Но были переводчики, которые "перепирали на язык родных осин" стихи Гейне, упрощая и снижая его мысль. В такие переводы и нацелено прославленное стихотворение Козьмы Пруткова "Юнкер Шмидт":

"Вянет лист. Проходит лето.
Иней серебрится.
Юнкер Шмидт из пистолета
Хочет застрелиться...
Погоди, безумный, снова
Зелень оживится!
Юнкер Шмидт! Честное слово
Лето возвратится".

   В русской поэзии времен Козьмы Пруткова после пушкинских "Каменного гостя", "Я здесь, Инезилья", "Ночной зефир", "Пред испанкой благородной" – была распространена "испанская тема ". Но то, что у Пушкина гениально, у его подражателей было пустой словесной шелухой. От подлинной Испании у них остались одни "красивые" словечки, вроде "гидальго", "серенада", обязательная шпага, плащ и гитара. Высмеивая эти бездарные потуги, Козьма Прутков написал свое знаменитое "Желание быть испанцем":

"Тихо над Альгамброй,
Дремлет вся натура,
Дремлет замок Памбра,
Спит Эстрамадура.
Дайте мне мантилью,
Дайте мне гитару,
Дайте Инезилью,
Кастаньетов пару!
... Слышу – на балконе
Шорох платья... Чу!
Подхожу я к донне,
Сбросил епанчу"...

   Есть у Козьмы Пруткова стихи, которые смешат именно тем, что в них, казалось, нет ничего смешного. Такова баллада "Путник":

"Путник едет косогором,
Путник по полю спешит.
Он обводит тусклым взором
Степи снежной грустный вид.
"Ты к кому спешишь на встречу,
Путник гордый и немой?"
"Никому я не отвечу,
Тайна то души больной!"

   Грустная баллада заканчивается тем, что путник, не дойдя до цели, погибает в снегах, засыпанный метелью:

"Схороненный под сугробом,
Путник тайну скрыл с собой.
Он пребудет и за гробом
Тот же гордый и немой".

   Этот "путник" взят Прутковым из романтических баллад, которыми русская поэзия была наводнена со времен В. А. Жуковского. В любой балладе была обязательно "тайна". И Прутковский "путник" тем и уморителен, что "тайны" у него, в сущности, никакой и не оказалось.
   Нарочитая нелепица и бессмыслица особенно примечательны в баснях Козьмы Пруткова, которые написаны в тоне нравоучительном. Великолепны уже самые их названия: "Незабудки и запятки", "Звезда и брюхо", "Пятки некстати".
   Их мораль "глубокомысленна", – например: "у кого болит затылок, тот уж пяток не чеши!"
   Как видите, авторы создали разносторонний nалант. О чем только не писал их Козьма Прутков!
   Но чаще Козьма Прутков вспоминается как "философ и учитель мудрости", автор бессмертных изречений, названных "Плоды раздумья". В них казенное глубокомыслие царских чиновников, самодовольная ограниченность, назидательная тупость сочетается с выразительной краткостью и уморительной веселостью. Вот почему "мудрые" изречения Козьмы Пруткова все так часто и так охотно цитируют.
   Некоторые изречения Козьмы Пруткова мы привели в самом начале. В них и других своих изречениях Прутков "глубоко" проникает в суть явлений: "Где начало того конца, который оканчивается началом?" "Глядя на мир, нельзя не удивляться". Нередко он дает полезные жизненные "советы". "Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые, иначе такое бросание будет пустой забавою"!
   Забавный персонаж – Козьма Прутков каким его вначале задумали авторы, со временем перерос их замысел. Уж очень богатую пищу для наблюдений и сатиры давала тогдашняя мрачная эпоха! И авторы, от имени Козьмы Пруткова, высмеивают пошлость в литературе, зло издеваются над царившим в те времена казенным благополучием.
   Произведения Козьмы Пруткова оказали огромное влияние на русскую литературу. Его изречения встречаются у Тургенева, Герцена, Добролюбова, Достоевского и писателей наших дней. Мастер сатирического стиха Владимир Маяковский цитирует Козьму Пруткова.
   Пародии, басни и изречения Пруткова веселят и поучают нас и сегодня.

Рис. Н. Кузьмина