Из прошлого морских путешествий (какими предметами пользовались мореплаватели прошлого)



И. Квятковский


   Представь себе: корабль направился из Санкт-Петербурга в Калькутту, а вместо этого попал в Нью-Йорк.
   Кто поверит, что в наши дни возможна такая ошибка? А в конце XV века испанский мореплаватель Христофор Колумб, разыскивая морской путь в Индию, открыл Америку.
   Для своего времени Колумб был образованным человеком. Но он не мог знать многого, что известно сейчас любому школьнику.
   Тонкие верхушки мачт гнулись, как тростинки. Порывы ветра туго надували паруса. Каравелла жалобно поскрипывала, раскачиваясь на океанской волне.
   Моряки жадно смотрели вперед, стараясь обнаружить первые признаки приближающейся земли: птиц, плавающие на поверхности воды стволы, ветви деревьев.
   Какое расстояние прошла каравелла? Сколько еще предстоит пройти?
   На эти вопросы Колумб не мог ответить.

   Примерно так выглядела морская карта XV–XVI веков.
   Вы скажете: неужели это Атлантический океан? Сплошная фантастика!
   Другой карты у Колумба не было.
   Немного воды и гораздо больше суши – так представлял себе мореплаватель эту часть земли.

   Когда капитану нужно было узнать скорость корабля, матрос бросал за борт лаг – деревянный треугольник, привязанный к длинному тросу – лаглиню.
   Лаг плавал вертикально и почти неподвижно, трос натягивался, и тогда его начинали травить.
   – Раз, два, три... – считал матрос ввязанные в лаглинь узлы. Так продолжалось полминуты.
   Расчет простой: сколько узлов – столько миль проходит судно в час.

   Свинцовая гиря на длинном тросе – вот и все приспособление для измерения глубины.
   Понятно, что такой лот был пригоден только для малых глубин.

   Который час?
   На каравелле настоящих часов не было. Часовые механизмы XV века не работали в условиях постоянной качки.
   Мореплаватели могли отсчитывать только определенные промежутки времени с помощью песочных часов – склянок.
   Медленно пересыпался песок из одной склянки в другую. Переворачивая часы, матрос ударял в колокол. По этому сигналу узнавали, когда заступать на вахту. Отсюда и пошло выражение «бить склянки».

   Как определяли моряки, в какую сторону плыть? Им помогал старый друг мореплавателя – магнитный компас. Во времена Колумба он имел вид круглой коробки. В ней был закреплен легкий бумажный кружок, так называемая картушка, с обозначением стран света.
   Намагниченная игла указывала на север и удерживала картушку на месте, когда судно разворачивалось. На каравеллах Колумба возили куски магнитного железняка, чтобы подмагничивать иглу, когда ее магнитная сила ослабевала.

   Мореплаватели времен Колумба отлично знали звездное небо. Ведь только по высоте светил можно было приблизительно определить место каравеллы в океане. Измерения делались с помощью астролябии.
   Астролябия – очень неточный прибор. Подвешенная на палубе, она колебалась от дуновения ветра, прикосновения рук, качки.
   В 1567 году испанская экспедиция Менданьи открыла Соломоновы острова. Но кораблевождение было настолько неточным, что впоследствии другие мореплаватели разыскивали эти острова в течение двух столетий. Архипелаг исчез!
   Только в 1768 году его нашли снова. Так подвела моряков астролябия.

   Если представить себе, в каких условиях Колумб и его товарищи плыли через неизвестный океан, как рабски зависели от ветра и парусов, как скудны были их познания в мореплавании, как страдали они от голода и жажды, станет понятно, что совершили они великий подвиг.