Поэт польского народа (об Адаме Мицкевиче)



А. Дирингерова



   Адам Мицкевич (1798–1855)

   В 1815 году, семнадцатилетним юношей, приехал Мицкевич в Вильно и поступил в Виленский университет.

   Только жаворонка трели
   Звонким разнеслись приветом
   Все поляны запестрели
   Вешним цветом – первоцветом.
   (Баллады и романсы. Первоцвет. 1820.)


   В Виленском университете в это время возникли тайные патриотические общества. Это были общества "филоматов" (по-гречески – друзей науки) и "филаретов" (друзей добродетели). В деятельности этих обществ Мицкевич принимал активное участие.

   Вперед, друзья! С кипучей страстью!
   Цель каждого – людское счастье.
   (Ода к юности. 1820.)


   Творчество молодого Мицкевича проникнуто стремлением к свободе и глубоким сочувствием ко всем обездоленным и угнетённым!

Счастлив, кто телом лёг своим.
Ведя с неправдой бой кровавый...


   Вскоре в жизни Мицкевича произошло событие, изменившее его и определившее всю его дальнейшую судьбу. Всё началось с мелкого и незначительного происшествия. Ученик четвёртого класса виленской гимназии написал в перерыве между уроками на классики доске: "Да здравствует Констанция". Кто-то из ребят переделал слово "Констанция" в "Конституция".
   О конституции было запрещено даже упоминать. А тут вдруг такая надпись на школьной доске!
   Авторы злосчастной надписи были арестованы, отданы в солдаты.
   Вскоре в Вильно приехал сенатор Новосильцев. Начались массовые аресты среди молодежи. Стало известно о существовании тайных обществ. 23 октября 1823 года был арестован Мицкевич.
   Почти год тянулось следствие. Наконец был вынесен приговор, по которому Мицкевича выслали за пределы Польши.
   4 октября 1824 года Мицкевич выехал в Петербург. Начались долгие годы разъездов.

Сказав молитву, брось поводья...
Положиться
Тут надо на коня... Смотри, как он
стоит,
Глазами меря глубь, а краешком
копыт
Нащупать пробуя, где пропасти граница...
(Крымские сонеты. 1826.)


   В хмурый осенний вечер 1826 года в Москве перед домом на углу Борисоглебского переулка и Собачьей площадки остановился извозчик. Из экипажа вышел человек в тёмном плаще, поднялся на второй этаж и позвонил у двери, на которой была прибита медная табличка с надписью: "С. И. Соболевский".
   Это был Мицкевич.
   В тот вечер он впервые встретился с Пушкиным, который читал друзьям, собравшимся в доме Соболевского, отрывки из "Бориса Годунова".
   Когда Пушкин кончил читать, Мицкевич воскликнул:
   – Ты будешь Шекспиром, если судьба не помешает!
   В это время Мицкевич и Пушкин стали приятелями.
   Польский поэт сблизился с руководителями тайного общества декабристов – Рылеевым и Бестужевым. Их объединяло отношение к самодержавию.
   Многие в России с вниманием относились к творчеству Мицкевича, благодарно встречали новые произведения поэта.
   Десятилетием позднее Мицкевич с гневом встретил известие о казни декабристов. В стихотворении "Друзьям в России" поэт говорит:

Где все вы теперь? Посылаю позор и проклятье
Народам, предавшим пророков своих избиенью!
Рылеев, которого братски я принял в объятья,
Жестокою казнью казнён по царёву веленью.

Бестужев, который как друг мне протягивал руку.
Тот воин, которому жребий поэта дарован,
В Сибирский рудник, обречённый на долгую муку,
С поляками вместе он сослан и к тачке прикован.
(Приложение к Дзядам. 1833.)


   Писал эти строки Мицкевич за границей. Он получил разрешение на выезд и еще весной 1829 года навсегда покинул Россию. Позади ко времени создания стихов уже было и Польское восстание 1830–1831 годов, полярно разделившее Мицкевича с Пушкиным.

   Мицкевичу больше не пришлось увидеть Польшу.
   Думая о судьбе своих творений, Мицкевич писал:

Дожить бы мне до радостного мига,
Когда пойдёт по сёлам эта книга...

...Чтоб взяли девушки ту книгу в руки,
Простую – как народных песен звуки.
(Пан Тадеуш. Эпилог. 1832–1834.)


   Это желание поэта осуществилось. Разошлись по городам Польши его книги, знают наизусть его баллады польские дети. Сегодня Адам Мицкевич – любимый поэт в Польше, помнят его и в других странах мира.

Гравюры А. Билль.