Хуан Тул-проказник (мексиканская сказка)



   Кто такой Тул? Да просто-напросто заяц. Так называют индейцы племени майя всех зайцев подряд. Но тот заяц, о котором здесь рассказывается, носил еще и пышное испанское имя – Хуан.
   И Хуан очень гордился своим именем, потому что у других зверей имен не было. Вот, например, белка, о которой тоже рассказывается в этой сказке, звалась Куук. А на языке племени майя это и значит белка.
   Ну, а теперь слушайте.


   Однажды Куук прогуливалась по лесу. Распушив свой прекрасный хвост, она осторожно ступала лапками и пела песенку. А в песенке говорилось все о том же прекрасном хвосте сеньоры Куук да еще о жалком заячьем хвостишке, который и хвостом-то нельзя назвать.
   Ах, бедная, бедная сеньора Куук! Лучше бы ей петь другую песенку!
   Но она все пела и пела. И только допела последние слова, как услышала тяжкие стоны. Куук повернулась направо, налево, оглянулась назад, посмотрела вверх. Нигде никого. Наконец она глянула вперед и увидела пещеру. А в пещере сидел на задних лапах Хуан Тул и подпирал передними лапками каменный потолок. И при этом жалобно стонал.
   – Что с тобой, Хуан Тул? – спросила Куук.
   – Я умираю с голоду, – печально ответил Хуан Тул.
   – Умираешь с голоду? – удивилась Куук. – Но ведь кругом столько сочной травы и вкусных корешков. Почему бы тебе не выйти из пещеры и не поесть?
   – В том-то и дело, что я не могу выйти из пещеры, – протянул Хуан Тул, – Разве ты не видишь – потолок вот-вот рухнет. Если я опущу лапы, он сейчас же раздавит меня. А если я еще часок так простою, я непременно умру с голоду.
   – Бедняжка! – пожалела его Куук. – Ты и вправду попал в ужасную беду. Что же делать?
   – Подержи за меня потолок,– сказал Хуан Тул, – только минутку подержи. Я поем и прибегу.
   Куук вошла в пещеру, стал рядом с Хуан Тулом и подняла передние лапки. А Хуан Тул опустил лапки и... был таков.
   Сколько простояла Куук в пещере – неизвестно. Потому что держать лапками гору очень тяжело. А когда тебе тяжело, время идет очень медленно. И Куук показалось, что прошла целая вечность. О, как устала Куук! Лапки у нее тряслись, пышный хвост опустился, спину ломило.
   Наконец она не выдержала. Будь что будет! Пусть рушится гора, пусть обвалится пещера!
   Куук отняла одну лапку. Потолок не дрогнул. Она отняла вторую и с ужасом посмотрела вверх. Пещера стояла, как стояла века.
   Тогда Куук поняла – бессовестный заяц про сто посмеялся над ней.
   – Погоди, длинноухий! Погоди, короткохвостый! – грозилась Куук.
   Она выбежала из пещеры и кинулась искать зайца.
   Долго искать не пришлось. Хуан Тул сам выскочил ей навстречу из густых высоких зарослей тростника.
   – Здравствуйте, тетушка Куук, – заговорил заяц низко кланяясь.
   – Негодник! Бездельник! Мальчишка! – набросилась на него Куук.
   – Не понимаю вас, сеньора! – сказал Хуан Тул. – Я так вежливо поздоровался с вами, а вы... Мне очень обидно.
   – Знаю я твои штучки, Хуан Тул! – опять закричала Куук.
   – Но я вовсе не Хуан Тул, – удивился Хуан Тул. – Я просто Тул. Я бедный батрак и работаю на ранчо здесь неподалеку. Хозяин велел мне нарезать тростника для крыши. Смотрите, какую огромную кучу я приготовил. Мне ее и не поднять. Вот если бы вы помогли...
   Куук стало совестно. Такой трудолюбивый заяц! Не то что Хуан Тул. А она на него накричала.
   – Я охотно помогу тебе, – сказала Куук и подставила свою спину.
   Заяц взвалил ей на спину такую вязанку тростника, что Куук под ней и видно не было.
   – Ну хватит вам, тетушка Куук, – сказал он, – нехорошо взваливать много на пожилую женщину. Уж как-нибудь остальное я донесу сам.
   Хуан Тул пошуршал тростником, покряхтел, словно ему очень-очень тяжело, и сказал:
   – Вперед, тетушка Куук!
   Они пошли. Куук сгибалась под непосильной ношей, а Хуан Тул припрыгивал за ней налегке.
   Шли долго.
   – Скоро твое ранчо? – спросила Куук из-под вороха тростника.
   Куук очень устала – не забудьте, что перед этим она целую вечность держала потолок в пещере.
   – О-ох, теперь уже скоро, – застонал Хуан Тул и от восторга помахал задней лапой.
   Потом он тихонько свернул в заросли и опять был таков.
   Куук прошла еще порядочный кусок и спросила:
   – Где же ранчо?
   Никто ей не ответил.
   – Тул, я спрашиваю тебя: где же ранчо? – повторила Куук. И снова ей никто не ответил.
   Тогда Куук сбросила с себя тяжелую вязанку и оглянулась. Тропинка была пуста.
   – Значит это все-таки был Хуан Тул! – воскликнула Куук. – Я найду его. Хоть на краю света разыщу! Уж теперь-то он меня не проведет!
   И она нашла его. Хуан Тул превесело проводил время. Он уцепился за конец лианы, свисавшей с самой верхушки высокого дерева, и раскачивался на ней. Вверх – вниз, вниз – вверх. Когда взмывал вверх, он приговаривал: "Согнись, лиана!" Когда несся вниз, приказывал: "Выпрямись, лиана!"
   И лиана то сгибалась, взлетая почти до самой верхушки дерева, то распрямлялась, спускаясь почти до земли.
   Куук думала, что Хуан Тул уже ничем ее не сможет удивить. Но тут она удивилась.
   – Что ты делаешь? – спросила она.
   – Колдую, – ответил Хуан Тул. – Видишь, как лиана послушна моим заклинаниям. Хочешь, я и тебя научу колдовать? Прыгай ко мне.
   И простодушная Куук, выждав, когда лиана спустится совсем низко, подскочила и уцепилась за нее всеми четырьмя лапками.
   В то же мгновение Хуан Тул спрыгнул с лианы, а Куук взлетела едва не до облаков. Потом понеслась вниз, потом опять вверх, потом опять вниз, пока у нее голова не пошла кругом и она не перестала понимать, где верх, где низ. Наконец Куук свалилась на землю, больно ударившись.
   – Не буду я больше связываться с этим Хуаном Тулом! – сказал она, чуть не плача. – Схожу к озеру, умоюсь и пойду домой.
   Услышав из-за куста эти слова, неугомонный Хуан Тул помчался к озеру.
   Как раз у самого берега озера из воды торчал высокий шест. Хуан Тул забрался на этот шест и стал ждать.
   Куук еле притащилась к озеру. Ома нагнулась к воде и вдруг увидела, что из воды на нее насмешливо смотрит Хуан Тул.
   Будь Куук подогадливей, она взглянула бы вверх. Но Куук не была догадливой. Она закричала:
   – Ты и тут не оставляешь меня в покое! Так я тебя и со дна достану!
   И она прыгнула в воду, чтобы схватить и наказать обидчика. Место было глубокое, и Куук плыла все вниз, вниз, все глубже и глубже. Пока не начала совсем задыхаться.
   – Спасите! – хотела она крикнуть, но вверх поднялось только несколько пузырей.
   Когда Хуан Тул увидел с шеста эти пузыри, он понял, что дело плохо. Чего доброго Куук и вправду утонет! А ведь он вовсе не хотел ей зла.
   Хуан Тул сложил над головой передние лапы, вытянул задние, прыгнул в озеро и вытащил Куук на берег.
   Куук открыла глаза и спросила слабым голосом:
   – Кто ты, храбрый, благородный спаситель?
   – Неужели ты не узнаешь меня? – спросил Хуан Тул. – Я Хуан Тул.
   – Не может этого быть! – возмутилась Куук. – Да ты совершенно и не похож на Хуан Тула. Хуан Тул лопоухий, а у тебя ушки маленькие, аккуратненькие. У Хуан Тула жалкий хвостишко, а у тебя – хоть и не беличий, но хвост как хвост. Не пытайся убеждать меня, что ты Хуан Тул. Я все равно не поверю.

Перевела с испанского Э. Петрунис.