Жизнь-подвиг (о М. В. Ломоносове)



Ю. Новикова


БЛАГОРОДНАЯ УПРЯМКА

   Мы с вами вряд ли назвали бы это помещение классом... Представьте себе низкую, полутемную комнату, свет с трудом проникает сквозь узкие монастырские окна. Зимой здесь стоит лютый холод, пар клубами вырывается изо рта учителей и учеников. А ученики!.. Какой разношерстный народ собрался здесь, в Спасских школах, как запросто называют в Москве "Греко-славяно-латинскую Академию". Здесь и двенадцатилетние ребята и "недоросли" куда постарше. Но даже и среди самых рослых выделяется богатырская фигура с открытым, мужественным обветренным лицом.
   – Смотри какой!.. В двадцать лет пришел латыни учиться! – тычут в него пальцем насмешники.
   Лицо Михаилы Ломоносова – так зовут богатыря – темнеет. Он мог бы одной рукой расшвырять обидчиков, но усилием воли смиряет горячий прав. Ладно, пусть их смеются!.. Должно, привели их сюда силком отцы... Где же им понять, как может почти взрослый человек по доброй воле сесть на школьную скамью, да еще совершить для этого долгий вьюжный путь, прийти в Москву пешком с берегов Северной Двины!.. Ни славы, ни почета Михаила не ищет. Какая там слава! Видел он у себя на Севере, как маются в жизни ученые люди. И все же не мог он поступить иначе... Вопреки воле отца ушел из родной деревни, даже скрыл свое происхождение: ведь крестьянских детей в академию принимать не велено. И вот он в Москве.
   ...Это было в январе 1730 года. Именно тогда добрался наконец до златоглавой столицы будущий великий поэт и ученый Михаил Васильевич Ломоносов. Москва встретила его неласково. Ну, да ему не привыкать к препятствиям. Дома тоже было не сладко... Застав пасынка с книгой, мачеха распалялась гневом. Приходилось таиться. Но недаром в жилах юноши текла кровь упрямых, отважных мореплавателей, недаром сызмала боролся он с морской стихией, швырявшей из стороны в сторону отцовскую "Чайку"... Воля, "благородная упрямка" одолела все. Как ни злилась мачеха, Михайла выучил назубок "Арифметику" Магницкого и "Грамматику" Смотрицкого. Да не только выучил, а уразумел суть, упорно продираясь сквозь дебри непонятных, мудреных слов.
   И вот он в Академии. Стойко переносит он насмешки и несказанную бедность. Легко ли здоровому парню прокормиться на три денежки в день!.. И как назло тут же, возле самой Академии, на Красной площади, кипит торг.
   – Сбитень, сбитень горячий! – звонко предлагает свой напиток сбитенщик.
   Заманчиво пахнет подовыми пирогами. Но хотя юноша постоянно голоден, больше всего прельщает его другой товар, разложенный тут же на столах. Книги, книги – вот что манит к себе Михайлу Ломоносова. К ним влечет его неудержимая страсть...

ГОДЫ УЧЕНИЯ

   Жажда знания – так называется эта страсть. "Жажда науки была сильнейшей страстью сей души, исполненной страстей", – писал о Ломоносове Пушкин.
   Эту страсть нельзя было не заметить. И как бы ни относились к "беззнатному" и непоклончивому юноше профессора Академии, они не могли не признать его блестящих дарований, его беспримерной любви к учению. В числе лучших Михайло Ломоносов был послан в Петербургскую академию, а затем за границу, в Германию, обучаться горному делу.
   Жадно набирается он знаний. И – таково свойство его живого ума – он ищет знания не только в книгах.
   "Естественную историю нельзя изучать в кабинете, нужно самому в разных рудниках побывать", – горячо утверждает он. И в этих словах перед нами встает будущий Ломоносов, неутомимый исследователь тайн природы.
   Молодой "московит" вовсе не склонен восхищаться всем, что видит в иноземных странах.
   Насмешливо наблюдает он за человеком с "волшебной вилкой": этот заколдованный инструмент будто бы сам находит руду под землей... Ясный разум молодого ученого не желает признавать волшебства. Уже тогда, видимо, зреет у Ломоносова мысль, что законы природы можно и должно познать разумом... Во имя человеческого разума вступит он в спор с представителями старой науки и будет всю жизнь неутомимо, словом и делом, бороться с гонителями наук, с духовенством, со всяческими мракобесами... В этой борьбе он истратит немало сил, но не уступит ни пяди.
   Но пока что он учится и зорко присматривается к иноземной жизни. Чутко откликается он на человеческие страдания... Его волнует положение детей на рудниках, тех, что "в нежном своем возрасте тяжкой работой... здоровье тратят и на всю жизнь себя увечат...". Разве не чувствуется в этих словах будущий поэт Ломоносов, тот, кто позднее в своем стихотворном "Письме о пользе стекла" с горячим сочувствием вспомнит о горькой участи американских индейцев, загубленных жестокими завоевателями?..

ПОЭТ ИЛИ УЧЕНЫЙ?

   Но кем же все-таки стал Ломоносов, поэтом или ученым? Что было дороже ему: наука или искусство?..
   На этот вопрос можно, пожалуй, ответить так: Ломоносов был великим поэтом-ученым. Крылатое воображение поэта помогало ему делать научные открытия, опережавшие его время на сотни лет. Поэзия помогала прославлять науку.
   Труды поэтические идут у Ломоносова рука об руку с научной работой. Из Германии, где он изучает металлургию, Ломоносов шлет в Россию патриотическую оду в честь победы над турками. Эта ода, сделавшая переворот в русском стихе, начинается такими строками:

Восторг внезапный ум пленил.
Ведет на верх горы высокой,
Где ветр в лесах шуметь забыл
В долине тишины глубокой...

   Конечно, сейчас, столько веков спустя, нам трудно понять восторг некоторых современников, читавших оду на взятие Хотина. Но тогда стихи звучали пленительно ново... Сравните строки Ломоносова хотя бы с такими:

Чрезвычайная летит – что за перемена.
– Слава носящая ветвь финика зелена.

   Правда, неудобочитаемо и непонятно? А ведь именно эту оду другого стихотворца царица Анна Иоанновна и ее придворные предпочли стихам Ломоносова. Может быть, эти неуклюжие строки пришлись им по вкусу отчасти потому, что были написаны по правилам привычного слогового стихосложения.
   С этим старым "слоговым", "силлабическим" стихом и вступил в борьбу поэт Ломоносов. Первооткрыватель в науке, он стремился обновить и русскую поэзию, облегчая ее звучание и язык. Красотой родного, русского языка Ломоносов не уставал восхищаться. Он находил в нем "великолепье испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость латинского и греческого".
   Но Ломоносов был новатором не только в области поэтической формы. Он пытается внести новое и в содержанке торжественных стихотворений – од. Конечно, и в ломоносовских одах, как в то время было принято, восхваляются цари. Но если мы вчитаемся в эти восхваления, то увидим их особый характер.
   Ломоносов не столько прославляет, сколько наставляет царей, внушает им мысли о пользе просвещения... Не случайно в оду, посвященную Елизавете, он вводит хороню известные вам стихи о науках, которые "юношей питают, отраду старым подают"... Должно быть, все вы учили наизусть этот гимн о науке, обращенный к будущим русским "Платонам и быстрым разумом Невтонам", и, может случиться, эти стихи казались вам слишком торжественными, далекими...
   Но представьте себе ту эпоху, полную суеверий, пышный двор, царицу, помышляющую только о своих забавах... Вообразите себе все это, и совсем иначе прозвучит для вас твердый голос поэта, вчерашнего крестьянина, смело напоминающего "самодержице" о талантах, скрытых в народе...
   Удивительно преобразил Ломоносов и так называемые "духовные" оды. Вместо того, чтобы прославлять "божье величье", как полагалось бы в таких стихах, он опять-таки славит разум человека. Именно в этих стихах страстная пытливость смелою исследователя природы сказалась с особой силой. Поэт горячо переживает то, к чему устремляется мыслью ученый, Северному сиянию, не раз виденному в детстве, Ломоносов-поэт посвятил звучные, величественные строки. Ломоносов-ученый первый объяснил причины этого явления.
   Иной раз догадка поэта опережает мысль ученого.

Там огненны валы стремятся
И не находят берегов.
Там вихри пламенны крутятся...
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят, –

   писал Ломоносов о солнце.
   "Пламенны вихри" и "горящи дожди" на солнце были как будто лишь поэтическое фантазией. Но прошло время, и астрономы узнали, что и светоносной оболочке солнца действительно возникают вихри...
   А совсем недавно ученым, изучающим солнце, стало известно явление, весьма напоминающее "дожди горящи"...

МОГУЧИЙ ГЕНИЙ

   Ломоносов говорил, что лучший способ похвалить великого человека – перечислить его труды, если только возможно... Слова эти удивительно подходят самому Ломоносову. Чтобы дать представление о его значении, достаточно было бы привести полный перечень его трудов. Но это, и вправду, почти невозможно. "Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник, стихотворец, он все испытал и все постиг, – писал о нем Пушкин. – Он создал первый наш университет, он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом".
   Пожалуй, нет ни одной области русской культуры, в которой по праву не упоминалось бы имя Ломоносова. Его научные заслуги огромны. Он открыл основной закон современной химии – закон сохранения вещества. Убежденно отстаивал существование мельчайших частиц – атомов, страстно спорил с учеными, объяснявшими явление горения наличием особого вещества – "флогистона". Он заложил основы новых наук: физической химии, экономической географии. Сделал ценнейшие открытия в астрономии, геофизике, землеведении. Действительно, всего не перечислишь...
   Две мысли, два горячих чувства руководили им во всех дедах: убежденность во всемогуществе человеческого разума и великая любовь к отечеству, к своему народу. Ради славы родной земли, ради ее процветания не щадил он своих сил.

   Здание кунсткамеры, в котором расположен музей М. В. Ломоносова.

   Ломоносов умер в "золоченой опале". Новая царица, Екатерина Вторая, отнеслась к нему с неприязнью. Враги Ломоносова подняли голову... Но он думал не о себе. Об одном тревожился он, умирая, "что не совершил всего того, что предпринял для пользы Отечества", одного опасался, что многие его полезные начинания исчезнут вместе с ним...
   Этого не случилось. Труд Ломоносова живет в науке, в нашем быту, в нашем языке. Какое дело не изберете вы в жизни, вы наверняка встретитесь с плодами этого труда. Да и сейчас вы постоянно сталкиваетесь с ними. Раскрывая школьные учебники, вы произносите слова "минус", "квадрат", "удельный вес"... Эти слова в том звучании, которое вы знаете, ввел в наш научный язык Ломоносов. А слово "горизонт"? А термин "огнедышащая гора"? Как великолепно сочетались в этом образном определении точный глаз ученого и изобразительная сила поэта!..
   О жизни Ломоносова писали многие писатели и исследователи. Прочтите хоть две-три из этих интересных книг. Только тогда вы оцените, по-настоящему, как велик и труден был жизненный подвиг этого гениального человека, и поймете, что прав был Белинский, писавший о Ломоносове: "Юноши с особенным вниманием, с особенной любовью должны изучать его жизнь".