Миядзава Кэндзи. Ресторан, где много заказов


      Миядзава Кэндзи один из наиболее любимых писателей японских детей. В Японии есть даже куклы "Кэндзи кокэси". Произведения Миядзава Кэндзи вошли в фонд японской классики. Особенно популярен сборник сказок "Тюмон-но-ои-рёритэн", то есть "Ресторан, где много заказов", так это звучит по-русски. Название сборнику дала сказка о двух глупых жадных господах. Автор смеется над ними, но ирония его ненавязчива, приглушена. В этой сказке, как и во всем творчестве Миядзава Кэндзи, очень своеобразно переплетение реального и волшебного. Спокойный будничный рассказ о заблудившихся охотниках незаметно переходит в фантастический план.

   Однажды по горной тропе под шум листвы шагали два молодых джентльмена. Одетые на манер английских вояк, со сверкающими ружьями на плечах, они вели на поводке двух огромных собак, похожих на белых медведей.
   – Странные эти горы, – заметил один. – Их ни зверь, ни птица, ни одна живая тварь не выносит. Правда, мне-то все равно, я мечтаю лишь об одном: поскорее пальнуть из ружья.
   – Да, всадить пару пуль в желтое оленье брюхо – это приятно. Как закрутится, завертится, а потом – хлоп наземь и замрет.
   Они уже довольно далеко зашли в горы, так далеко, что даже сопровождавший их егерь остановился в растерянности, не зная, куда идти. Таинственные горы обступали их со всех сторон. И собаки их, похожие на белых медведей, вдруг разом завыли жутким низким воем и, давясь предсмертной пеной, замертво пали на землю.
   Один из спутников приоткрыл веко своей собаки.
   – По правде говоря, – сказал он, – она обошлась мне в две тысячи четыреста иен.
   – А я заплатил две тысячи восемьсот иен, – повернувшись к нему, с досадой отозвался другой.
   Первый слегка побледнел и пристально посмотрел на товарища.
   – Я думаю вернуться.
   – Да, я тоже замерз и есть хочу, надо вернуться.
   – Ну что ж, давайте кончим на этом. Только на обратном пути неплохо бы зайти в ту вчерашнюю гостиницу: там продавали красных фазанов всего по десять иен за штуку.
   – И зайцы там тоже были. Так что в любом случае домой придем с добычей. Ну, так вернемся?
   Но трудность-то вся была в том, что они и понятия не имели, в какую сторону нужно идти.
   Сильно подул ветер, зашуршала трава, зашелестели листья на ветвях, и заскрипели деревья.
   – Ужасно есть хочется. Сосет под ложечкой – прямо сил нет.
   – Я тоже еле терплю. Не хочу дальше идти!
   – И я дальше не пойду. Черт знает что! Есть хочу!
   – Хоть бы чего-нибудь поесть!
   Так говорили между собой два джентльмена, стоя посреди высокой шелестящей травы сусуки.
   Вдруг, случайно оглянувшись, они увидели позади себя великолепный дом европейского типа. Над входом красовалась вывеска на английском и японском языках:
   "Ресторан с европейской кухней "Дикий Кот".
   – Вы только взгляните! – воскликнул один из джентльменов. – Как это кстати. Да здесь, я смотрю, цивилизованное место. Войдем?
   – Ах, как удивительно – в такой глуши! Но уж во всяком случае, я думаю, чем-нибудь нас здесь покормят.
   – Конечно, покормят. Там же написано на вывеске!
   – Ну, тогда войдем? А то я от голода еле на ногах держусь.
   И они подошли к входной двери. Вход, выложенный белыми изразцами, был поистине великолепен. На стеклянных створках двери, открывающейся по-европейски, сверкала золотом надпись:
   "Кто бы вы ни были, добро пожаловать! Чувствуйте себя как дома, не стесняйтесь".
   – Ах, как здорово! – обрадовались джентльмены. – Все-таки мир хорошо устроен! Вот мы сегодня намучились за день, зато попали в такое отличное место. Да к тому же, хоть это и ресторан, а угощают, кажется, бесплатно!
   – Да-да, очень может быть. Ведь там же написано: "Чувствуйте себя как дома, не стесняйтесь".
   Толкнув дверь, джентльмены вошли внутрь. Сразу за порогом начинался коридор. С внутренней стороны стеклянной двери золотыми буквами было написано:
   "Нам особенно нравятся молодые и полные господа".
   Эти слова еще больше обрадовали джентльменов.
   – Мы с вами несомненно понравимся.
   – Безусловно. Ведь мы совмещаем в себе оба этих достоинства.
   Они быстро прошли по коридору и увидели еще одну дверь, голубого цвета.
   – Очень странный все-таки дом. Почему в нем так много дверей?
   – В холодных местах и горах всегда так строят.
   И только они собрались открыть эту дверь, как заметили наверху надпись желтыми буквами:
   "Учтите, у нас всегда много заказов".
   – Завалены работой! В такой-то глуши...
   – Да-да, подумать только: в Токио даже на главных улицах рестораны всегда свободны.
   И они вошли в дверь, на обратной стороне которой прочли:
   "Заказов будет очень много, и выполнять их придется по одному, так что уж потерпите, пожалуйста".
   – Что все это значит? – недовольно поморщился один из джентльменов.
   – Ну, наверное, это значит, что у них слишком много заказов, и поэтому просят извинить их за задержку.
   – Пожалуй, так и есть. Эх, поскорей бы добраться до своей комнаты!
   – Да, и побыстрее бы сесть за стол.
   Но – вот досада! – впереди была еще одна дверь. Возле нее висело зеркало и стояла щетка с длинной ручкой. На двери красными буквами было написано:
   "Уважаемые гости, здесь приведите в порядок волосы и стряхните пыль с одежды".
   – Вот это правильно, – одобрил один из джентльменов. – А я сначала подумал было, что в такой глуши вряд ли встретишь что-либо приличное.
   – Да, в этом доме, я смотрю, соблюдают все правила. Наверное, сюда часто наезжают знатные гости.
   Они аккуратно пригладили волосы и почистили ботинки. Но что это? Как только они положили щетку на место, она вдруг стала таять, словно в тумане, и исчезла, а в комнату с шумом ворвался ветер. Удивленно переглянувшись, джентльмены подошли к двери и, с треском распахнув створки, вошли в следующую комнату. И оба при этом подумали, что если они сейчас же не подкрепятся чем-нибудь горячим, с ними вот-вот что-нибудь случится.
   Но изнутри на двери была странная надпись:
   "Ружья и патроны положите, пожалуйста, сюда".
   И тут же они увидели поперек комнаты черный стол.
   – И правда, разве прилично есть, не снимая ружья?
   – Нет, определенно здесь бывают очень знатные гости.
   Они сняли ружья, отстегнули ремни и сложили все это на стол.
   И снова перед ними была дверь черного цвета с надписью:
   "Снимите, пожалуйста, головные уборы, пальто и обувь".
   – Ну что, снимем?
   – Ничего не поделаешь, придется. Да, это, конечно, дом для знатных людей.
   Они повесили на гвоздь фуражки и плащи, сняли ботинки и торопливо прошли в дверь. На обратной стороне двери было написано:
   "Галстучные булавки, запонки, очки, кошельки, а также прочие металлические и острые предметы сложите, пожалуйста, сюда".
   Тут же стоял великолепный сейф, покрытый черным лаком, с аккуратно приоткрытой дверцей. И даже ключ торчал.
   – А-а, понимаю, – сказал один из джентльменов.– Некоторые блюда здесь готовят с помощью электричества. Вот почему металлические, а тем более острые предметы опасны.
   – Наверно, вы правы.
   – Да-да, это безусловно так.
   Они сняли очки, отстегнули запонки, положили все в сейф и со звоном защелкнули замок.
   Впереди они увидели еще одну дверь, перед которой стоял стеклянный кувшин. На двери было написано:
   "Намажьте, пожалуйста, лицо, руки и ноги сметаной из кувшина. Мажьте все без остатка".
   В кувшине была настоящая сметана!
   – Почему написано "намажьте сметаной"? – Это, я думаю, для того, чтобы защитить кожу, а то, когда на улице очень холодно, а в комнате слишком жарко, кожа может потрескаться. Да, безусловно сюда приезжают очень важные гости. И, кто знает, может быть, мы даже познакомимся с известными личностями!
   Джентльмены намазали сметаной лица и руки, потом сняли носки и намазали ноги, и так как после этого в кувшине еще оставалось немного сметаны, то они тайком друг от друга, притворяясь, будто мажут ею лицо, доели остатки.
   Потом торопливо открыли дверь и на обратной стороне прочли:
   "Сметаной как следует намазались? А уши не забыли?"
   И рядом стоял еще один маленький кувшин со сметаной.
   – А ведь верно, – хватился один из джентльменов, – уши-то я не намазал. Еще бы чуть-чуть, и моим ушам не поздоровилось бы. Здешний хозяин и в самом деле все предусмотрел.
   – Да-да, продумал каждую мелочь! А пока что ужасно хочется поскорее чего-нибудь съесть. Но что делать – здесь так много коридоров!
   На следующей двери было написано:
   "Еда уже почти готова. Еще минут пятнадцать, не больше. Обед вот-вот начнется. А пока, не теряя времени, смочите как следует голову духами из этого ведерка".
   В ведерке возле двери сверкала и переливалась какая-то жидкость. Джентльмены с громким плеском полили ее друг другу на головы. Однако по запаху духи напоминали уксус.
   – От этих духов уксусом несет. Странно, почему это? – спросил один из джентльменов.
   – Я думаю, просто ошибка, – отозвался другой. – Наверное, служанка простудилась, плохо соображала, вот и перепутала.
   Они открыли дверь и прошли дальше. За дверью крупными буквами было написано:
   "Вам, наверное, уже надоели эти многочисленные заказы. Очень вам сочувствуем. Но теперь уже все. Пожалуйста, возьмите в кувшине соли и, пожалуйста, натолкайте ее побольше себе внутрь".
   Действительно, они увидели великолепный голубой фарфоровый кувшин с солью, и тут только, наконец, на их лицах, густо вымазанных сметаной, впервые отразился испуг. Они посмотрели друг на друга.
   – Это очень странно.
   И я... тоже нахожу это странным.
   – Так, значит... все эти просьбы на дверях и были обещанными заказами!
   – И название "ресторан с европейской кухней" означает совсем не то... Здесь гостей не кормят по-европейски, а... готовят и съедают... 3-з-значит и н-н-ннас... – заикаясь, выговорил один из джентльменов, задрожав от страха, и больше не смог произнести ни слова.
   – И н-н-нас... В-в-в... – вторя ему, затрясся другой.
   – Б-бежим... – и первый толкнулся было обратно, но – что это? – дверь и не шевельнулась. На противоположной двери, ведущей в глубь дома, они увидели две большие замочные скважины и резные изображения вилки и ножа серебристого цвета. Тут же была надпись:
   "Нет-нет, не волнуйтесь. Все очень хорошо. Ну, входите же".
   И, в довершение всего, они заметили, что сквозь замочные скважины на них, не мигая, глядят два изумрудно-зеленых глаза.
   – В-в-в... – затрясся один джентльмен.
   – В-в-в... – затрясся другой.
   И оба заплакали.
   Вдруг за дверью послышался шепот:
   – Ничего не выйдет! Уже заметили! Соль не хотят брать!
   – Ну, конечно, хозяин своей надписью все испортил. Понаписал всякую чушь: "вам надоели эти заказы", "очень вам сочувствуем"...
   – А-а, все равно, в конце концов хозяин и нам косточек подкинет.
   – Оно, конечно, так, да только если эти типы сюда не войдут, попадет нам.
   – Может, позвать? Позовем. Ну-ка, гости дорогие! Побыстрее входите! Входите, пожалуйста, милости просим. И тарелки уже помыты, и зелень как следует посолена и подана. Осталось только вас повкуснее приправить гарниром и положить на белые блюда. Ну, входите же побыстрее!
   – Ну, входите же, пожалуйста, входите. А может быть, вы не хотите с салатом? Может быть, лучше развести огонь и сделать жаркое? Только, пожалуйста, входите быстрее.
   Джентльмены вконец испугались.
   Лица их стали похожи на смятые клочки бумаги. Они еще сильнее задрожали, еще сильней заплакали, чуть не навзрыд.
   За дверью прыснули со смеху и еще раз позвали:
   – Входите, входите. Это вы небось плачете нарочно, чтобы смыть сметану. Ну что же вы? Время уходит. Ну же, скорее входите!
   – Входите быстрее. Хозяин уже салфетку повязал, взял нож и облизывается, изволит поджидать гостей.
   Джентльмены горько заплакали, и все плакали и плакали... Как вдруг позади них раздалось: "Ав-ав-р-р-рав!" – и в раскрывшуюся дверь ворвались две огромные собаки, похожие на белых медведей. Зеленые глаза в скважине мигом исчезли. Собаки принюхались, забегали по комнате, потом, дружно рявкнув, рванулись в следующую дверь. Дверь с треском распахнулась, и собаки влетели внутрь, словно их втянуло ветром. За дверью в кромешной тьме послышалось: "Мя-а-у... Р-р-ав... Тр-р-ах!П" – потом что-то прошуршало и стихло.
   Комната растаяла, словно дым, – оба джентльмена стояли посреди высокой травы сусуки, дрожа от холода. Их пиджаки, ботинки, кошельки, булавки для галстуков – все было разбросано под деревом или болталось на ветвях.
   Сильно подул ветер, зашуршала трава, зашелестели листья на ветвях и заскрипели деревья. Раздался собачий лай, и появились собаки. Позади послышалось: "Эй, господа! Господа!"
   И, воспрянув духом, джентльмены закричали:
   – Мы здесь! Скорее сюда!
   Раздвигая шуршащую траву, к ним подошел егерь. Наконец-то можно было вздохнуть спокойно.
   Джентльмены съели принесенные егерем рисовые лепешки "данго", а потом вернулись в Токио, купив по пути красных фазанов, всего по десять иен за штуку.
   Но ни возвращение в Токио, ни принятая ванна не смогли вернуть их лицам прежнее выражение: они так и остались похожими на смятые клочки бумаги.

Перевел с японского М. Певзнер.
Рисунки К. Савкевич.