Правда ли, что космические лучи горячие, и если правда, то какая у них температура?



К. Н. Клинков


   Выясним сначала, что значит "горячий" и "холодный", от чего зависят эти свойства?
   Они зависят от движения молекул – мельчайших частиц, из которых состоят различные вещества. Молекулы любого вещества находятся в непрестанном движении, как мошки внутри роя. Чем сильнее нагрето вещество, тем подвижнее его молекулы. Они мечутся, сталкиваются, отскакивают друг от друга, снова сталкиваются. Бесчисленные удары молекул – это и есть тепло. Приложим руку к исследуемому предмету. Чем больше "микротумаков" и "микрозатрещин" придется на поверхность твоей руки, тем горячее предмет и тем больше тепла он передает тебе. "Тумаки" и "затрещины", получаемые градусником от молекул какого-либо вещества, передаются молекулам ртути в градуснике, ускоряют их движение, разогревают ртуть, и она, расширяясь, ползет верх по шкале.
   В верхней части воздушной оболочки Земли – в ионосфере – есть слои, где температура две тысячи градусов. А если ты туда заберешься с градусником, он не покажет этой температуры и ты тоже не изжаришься, а скорей всего замерзнешь. Что же, значит, ошибка? Ничуть! Частицы атмосферных газов движутся там со скоростями, которые соответствуют температуре в тысячи градусов. Но частиц этих так немного, что на твою долю достанется слишком мало сильных "микротумаков", чтобы согреть тебя, не говоря уж о том, чтобы испепелить! Вот и получается "горячий холод".
   Ну, а космические лучи?
   Это тоже частицы вещества, еще более мелкие, чем молекулы. Они не мечутся как попало, не толкутся на месте. Они летят в одном направлении, как горсть камешков, брошенных сильной рукой. Но "рука" действительно должна быть сильная, чтобы придать им такую скорость. Самый ближний "силач", швыряющий к нам космические частицы, – наше Солнце. Скорость у этих солнечных частиц самое меньшее 619 километров в секунду, иначе они не смогли бы улететь от Солнца насовсем.
   Про космические частицы нельзя сказать, что они горячие, разве если подразумеваешь под этим огромную энергию их движения, во много раз большую, чем тепловая энергия молекул.