Любимые животные Петра I



В. Нестеров


   В Зоологическом музее под стеклом, на деревянной подставке, покрытой красным бархатом, стоит чучело небольшой собаки английской породы.
   Это чучело Лизетты – любимой собаки Петра I. Она ни на шаг не отходила от своего хозяина. Когда Петр спал, Лизетта сидела или лежала рядом, охраняя покой хозяина, и молча бросалась на каждого, кто подходил близко.
   Однажды Петр рассердился на одного придворного и собирался заточить его в крепость-тюрьму, хотя многие считали того не виновным. К Петру стали обращаться приближенные, прося помиловать без вины виноватого. Но царь не привык отменять свои приказания. Пробовала просить сама императрица – не помогло и это.

   Собаки Петра I Тиран и Лизетта. Гравюра. XVIII в.

   Тогда решили схитрить: от имени Лизетты составили письмо с описанием всей ее верной службы царю и просьбой помиловать осужденного. Письмо вложили за ошейник. Петр, конечно, нашел его, прочитал, улыбнулся и велел передать, что сменяет гнев на милость.
   После смерти любимой собаки Петр I приказал изготовить ее чучело и сам сделал на ошейнике серебряными буквами надпись: "За верность не умираю".
   Другой любимой собакой Петра был большой пес датской породы по кличке Тиран. Тиран, если верить преданию, отличался большим собачьим умом: он, например, знал в лицо многих приближенных вельмож и сановников и нередко в своем ошейнике относил им записки Петра.
   Любил Петр и свою лошадь, также названную Лизеттой.

   Лошадь Петра I Лизетта. Гравюра. XVIII в.

   Лизетта была очень выносливым животным: она, говорят, могла пробегать в день около ста пятидесяти километров и притом "без всякого себе труда и надсады". А ведь ее седок был ростом в два метра четыре сантиметра и весил изрядно.
   За любовь лошадь платила хозяину тем же. Если Петр долго не навещал ее, она убегала из стойла и сама разыскивала хозяина. Если же случалось Петру отложить поездку и оседланную Лизетту уводили обратно в конюшню, то она "как бы будучи тем обижена, потупляла вниз голову и казалась печальною до такой степени, что слезы из глаз ее выкатывались".
   На этой лошади император совершал почти все свои военные сухопутные походы. В знаменитом сражении под Полтавой, когда пулей была пробита шляпа Петра, другая пуля попала в седло на Лизетте.
   Чучело этой лошади поступило в кунсткамеру – первый музей, основанный Петром I. Теперь оно хранится в Зоологическом музее в Санкт-Петербурге.