Пуниа и акулы (гавайская сказка)



   Давно это было. Море тогда было глубже. Скалы – выше. Даже трава была зеленее. Только бедняки жили тогда, как и сейчас, плохо.
   Жил в те времена на одном из островов мальчик. Мальчика звали Пуниа. Жил он вдвоем с матерью в маленькой хижине. Хижина стояла на берегу моря, недалеко от рифов. Бедно жили Пуниа и его мать. Корни таро и картофель были их единственной пищей. Только в очень редкие дни покупали они себе немного сахарного тростника или бананов.
   Пуниа очень любил сидеть на берегу моря. Там, в пещерах между рифами, жили омары. Их было хорошо видно сквозь прозрачную воду.
   Пуниа был хорошим пловцом, но он никогда не нырял за омарами. Он боялся акул. Акулы жили около пещер. Их было девять. Каждая из них могла проглотить Пуниа целиком. А в пасти самой большей – Каемаены – легко поместилось бы целое каноэ.
   Не раз задумывался маленький Пуниа, как ему перехитрить акул. И вот что он придумал.
   В полдень, когда акулы спали на дне залива, Пуниа пришел к морю. Он уселся на краю рифа и стал болтать ногами в воде.
   Плеск воды разбудил акул. Тогда Пуниа громко сказал:
   – Мне очень хочется поймать омаров. Они такие вкусные. Акулы спят, и мне их нечего бояться. А если они проснутся, я знаю, как их обмануть. Этому меня научила вон та, самая худая акула.
   Пуниа взял большой камень и изо всей силы швырнул его далеко в море. Акулы бросились за камнем. Они думали, что это прыгнул Пуниа.
   Пока акулы искали Пуниа в том месте, где упал камень, он успел нырнуть и поймать двух омаров.
   Когда Каемаена увидела Пуниа на берегу с омарами в руках, она сказала:
   – Значит, правда, что среди нас есть предательница?
   И восемь больших акул тут же съели самую худую, девятую.
   На следующий день Пуниа снова пришел к морю. Он поболтал ногами в воде и, когда акулы проснулись, громко сказал:
   – Омары были очень вкусные. Сегодня я поймаю еще двух. Акулы спят, и мне их нечего бояться. А если они проснутся, я знаю, как их обмануть.
   Этому меня сегодня научила зон та, самая большая акула.
   Пуниа опять взял камень и опять швырнул его далеко в море. И пока акулы искали Пуниа там, где упал камень, он снова успел нырнуть и поймать еще двух омаров.
   Когда Каемаена увидела Пуниа на берегу с омарами в руках, она пришла в страшную ярость.
   – Кто из нас самая большая? – спросила она таким голосом, что остальные семь акул попятились назад.
   Тогда самая храбрая, а может быть, самая глупая из них сказала:
   – О Каемаена! Это ты самая большая!
   Тут храбрая акула так испугалась собственной смелости, что бросилась наутек. Но было уже поздно: Каемаена набросилась на нее и разорвала ее пополам.
   На третий день Пуниа снова пришел к морю. Он поболтал ногами в воде и, когда акулы проснулись, громко сказал:
   – Сегодня я поймаю еще двух омаров. Акулы спят, и мне их нечего бояться. А если они проснутся, я знаю, как их обмануть. Этому меня научила сегодня вон та акула, со сломанным плавником.
   На этот раз Пуниа даже не пришлось бросать в море камень: как только Каемаена услышала, что Пуниа говорит про акулу со сломанным плавником, она тут же набросилась на нее. И пока акулы дрались между собой, Пуниа успел нырнуть и поймать еще двух омаров.
   День за днем приходил теперь Пуниа к морю.
   Каждый день он ловил своих омаров, и каждый день обманутая Каемаена съедала одну из акул.
   И вот наступил девятый день.
   Отправляясь на этот раз к морю, Пуниа захватил с собой большую, заостренную с обеих концов палку.
   Он поболтал ногами в воде и, когда Каемаена проснулась, громко сказал:
   – Сегодня я поймаю еще двух омаров. Каемаена спит, и мне ее нечего бояться. А если она проснется, я знаю, как ее обмануть. Только бы она не догадалась проглотить меня целиком. Тогда мне не спастись. Но она такая глупая!
   Когда Каемаена услышала, что говорит Пуниа, она подумала: «Хорошо, что этот мальчишка такой болтун! Теперь я знаю, как мне с ним справиться».
   Тут она раскрыла свою пасть как можно шире и приготовилась проглотить Пуниа целиком.
   А ему только этого и было нужно! Он крепко прижал к себе палку и прыгнул с рифа прямо в большую, как каноэ, пасть Каемаены.
   И когда Каемаена попробовала закрыть пасть, острые концы палки впились ей в челюсти. А Пуниа перелез через высокие, как рифы, зубы Каемаены и поплыл за омарами.
   Как ни билась Каемаена, ей не удалось освободиться от палки Пуниа. Так и плавала она с раскрытой пастью, пока не умерла с голоду.
   Давно это было. Но говорят, что и сейчас акулы боятся подплывать к берегам того острова, где когда-то жил маленький Пуниа.

Перевел и обработал Л. Юрьев.
Рисунок О. Зотова.