Ёж и его родственники



Игорь Акимушкин


   Этот и маленький ёжик на фотографии ниже – это ежи обыкновенные, или, как их называют ученые, "европейские". Все их хорошо знают. А вот на других фотографиях вряд ли попадется кто знакомый, хотя все это ежиные родственники!

   Разные ежи – разные привычки. Одни в лесах живут, все больше в еловых да сосновых. Другие – в степях, полях, в живых изгородях и кустах. Третьи – альпинисты, предпочитают дышать горным воздухом. А есть и такие, которым нравится жить с людьми по соседству: на скотных дворах, в садах, сараях. Эти доверчивы. Людей не очень боятся, но на всякий случай иглами себя страхуют.
   И в неволе и на воле любят ежи молоко. Для них это – праздничное угощение. А люди, застав ежа в коровнике, случалось, думали, что он сам себе молока надоил. Вот и родилось поверье, будто ежи доят коров.
   И еще про ежей слава ходит: хорошие они мышеловы.
   Тоже едва ли. Дохлых мышей ёж иногда ест (хоть и не очень охотно), это верно. Но живую мышь в большой комнате ему, тихоходу, трудно поймать. Да и в клетке, когда мышь к нему пускали, ёж долго скромничал, не трогал ее, а то и просто не замечал, пока носом в нее уперся. Тогда попытался схватить ее. Но мышь без особого, впрочем, страха и труда вырвалась и отскочила.
   Зато стоит посмотреть, как он расправляется со змеями! Даже гадюки ядовитой не боится. Увидит ее, потихонечку, незаметно к ней подберется, потом быстрый бросок – и вот он уже хватает змею острыми зубами. Гадюка извивается, кусает ежа. Но всюду натыкается на колючий барьер. А ёж атакует раз за разом и норовит укусить все в одно и то же место.
   Змею он съедает всю целиком, часто с головой и ядовитыми железами. Мало того, ест он (и в немалом числе) и ядовитых шпанских мушек и жуков маек, в крови которых очень сильный яд – кантаридин. Никто из насекомоядных, кроме ежа, их, кажется, не трогает. А он разоряет гнезда шмелей, ос, пчел и пожирает этих жалоносцев без страха.

НЕЛЕГКО КОЛЮЧЕМУ ПРОПИТАТЬ СЕБЯ

   Ест колючий все, что на его вкус съедобно, все, что в зубы попадает. Один ёж за десять дней отправил в свой желудок около двух килограммов мучных червей! И поправился за эти дни санаторного питания на 466 граммов: в начале опыта весил 669, в конце его – 1 155 граммов.
   Нелегко колючему пропитать себя. Всю ночь топает и вынюхивает, где что съесть. Днем спит под кустом, валежником, мёж корней, иногда и в норе – своей или чужой. В норе у него обычно два выхода, один из них, чтобы не дуло, заткнут сухими листьями. А на зиму натаскает их побольше, да еще мха, рыхлым комом все уложит, заберется внутрь и, свернувшись, спит до весны. Во время этой спячки тело его холодеет, но в любой мороз оно не холоднее 5–6 градусов. Пока зимой ёж спит, он, естественно, ничего не ест и дышит очень редко. Зато когда проснется – а это бывает не только весной, но и в сильную оттепель, – очень хочет есть и если ничего не найдет перекусить, то остаток зимы, опять в сон погрузившись, может и не дозимовать, умрет, но не от холода, а от голода. Таких, погибших зимой ежей (чаще всего молодых) находят нередко весной.

ЕЖАТА УЧАТСЯ ЖИТЬ

   От мая до сентября можно найти в лесу новорожденных ежат. Малыши слепы, глухи, беззубы и редкими, мягкими, белыми иглами утыканы. Через двое суток после рождения новые иглы, более темные и острые, начинают расти. Через две недели уже вся спина у малышей густо поросла ими, а "молочные", белые иглы все выпали. Тогда же и глаза у ежат открываются, а еще через неделю или две прорезаются острые зубки. На одиннадцатый день ежата уже умеют шаром сворачиваться.

   Казалось бы, ничем не похож на ежа гаитянский щелезуб, а тоже его родственник. У него щеленосный зуб соединен с ядовитой железой.

   Когда родятся ежата, отец удаляется и больше к потомству своему не возвращается, предоставив матери все заботы о нем. Первый день она ни на минутку от ежат не отходит. Кормит молоком. Ежата еще слепые и глухие, а уже дерутся. Из-за соска, в котором больше молока. Не кусаются, не царапаются, а боксируют. Кожа с иголками у ежей очень подвижна. Ежата быстро надвигают ее на лоб и, как боксер кулаком, бьют этим колючим капюшоном. Ежонок послабее, как при хорошем нокауте, летит от такого удара в сторону.
   Мать-ежиха в их драки не вмешивается – эта возня им вместо гимнастики. Сильнее будут.
   Когда ежиха уходит из гнезда, она закутывает малышей травой и листьями. Лежат такие маленькие пакетики в гнезде. Их не видно, и тепло им в упаковке. Иногда ежиха одного за другим перетаскивает детенышей во рту на новое, более надежное место.

   Малый иглистый танрек очень похож на ежа, только меньше его. Он отлично лазит по деревьям.

   Пока глаза закрыты, из гнезда ежата никуда не уходят. Но как только начинают видеть, выбираются на волю. Жмутся поближе друг к другу. Если же кто отстанет и заблудится, жалобно пищит, тоненько так, словно свистит. И мать спешит назад, ищет, где он, отставший. Найдет и носом, носом подгоняет: Не отставай!
   Мать учит своих чад, где улиток искать, каких жуков можно есть, а каких пока лучше не трогать. Без ее разрешения ежата ничего в рот не берут.
   Месяца полтора обучает ежиха колючую компанию премудростям жизни и все это время подкармливает молоком. А потом ежата разбегаются кто куда. На следующее лето у них у самих дети будут.

ДРЕССИРОВАННЫЙ ЁЖИК

   Отгороженный от всех собственным колючим барьером, ёж мало кого боится. Филин из его врагов самый опасный да еще крупные совы и ястребы – хищники с длинными когтями и роговой броней на лапах. Тут все ясно.
   Но вот как лиса умудряется ежей есть – это загадка. Говорят, что она его – шаром свернувшегося – в воду катит. Там он волей-неволей должен развернуться – и тогда рыжая хватает его за морду. Это, правда, сведения непроверенные, зато проверено другое: ежи, которых молва представляет довольно тупыми тварями, в экспериментах вели себя очень сообразительно. Они легко обучаются разным штукам. Например, по команде "Развернись", "Свернись", делают, что приказано. Как и обезьяны, умеют, схватив зубами кончик палочки, втянуть ее всю мёж прутьями решетки к себе в клетку, если, конечно, на другом ее конце привязано какое-нибудь лакомство, скажем, майский жук.

   Это танрек, ёж, который живет только на Мадагаскаре. Танреков 30 видов – одни щетинистые, другие шерстистые, третьи волосатые. На верхнем снимке – полосатый танрек.

   Проводили и такой опыт. Учили ежа открывать (носом и лапами) одну из нескольких похожих дверей, ту, за которой – ёж по опыту знает – спрятано угощение. Причем ёж открывает дверку не только, скажем, крайнюю правую, или левую, или там третью по счету от края, но даже и окрашенную в другой цвет, – тот, на который его выдрессировали. А ведь считается, будто у всех зверей, кроме обезьян, нет умения различать цвета. Биологи уверяют, что бесполезно дразнить быка красной тряпкой: для него, что красное, что серое, что черное – все равно. Свиньи, овцы, лошади, собаки о красках тоже понятия не имеют. Все окружающее для них – лишь разные оттенки серого (это доказывают опыты). Только человек и обезьяны (но не полуобезьяны, для которых тоже все серо вокруг) наслаждаются созерцанием разноцветной планеты. И ещё раки, насекомые, осьминоги, змеи, птицы (за исключением, возможно, ночных – сов и козодоев).
   И для ежа, оказывается, тоже сделано исключение: мир для него не серая туманность разных тонов. Может быть, будущее покажет, что и другие звери тоже различают краски окружающего мира, может быть, опыты, доказавшие их цветовую слепоту, были недостаточно совершенны?

ЕЩЁ ОДНА ЗАГАДКА


   Это тоже танрек – безхвостый, самый крупный из них. Он вооружен иглами, между которыми растут волосы и щетина.

   Близко живут, совсем рядом с нами ежи, а как мало мы, оказывается, о них знаем. Вот еще одна загадочная странность в повадках ежей: встретив какой-нибудь предмет с резким запахом, скажем, корешок книги, пахнущий клеем и типографской краской, ёж его обнюхивает, потом долго лижет. Полизав, оборачивает голову назад и, сколько может дотянуться, лижет иглы, оставляя на них пленки пенистой слюны. И так несколько раз.
   Если предмет этот небольшой и умещается во рту, ёж берет его в рот, мусолит и пытается жевать. Затем смазка игл продолжается. Изжеванную вещь ёж никогда не глотает, а выплевывает.
   Нравятся ежам такие вещи: мыло, клей, сигареты, вата с валерьянкой или духами, некоторые цветы, газетная бумага, корешки книг, жабы (!) или, когда всего этого нет, шерсть других ежей.
   Каков смысл подобных пристрастий? Возможно, тот же, что и у любви ежа к яблокам. Кислый их сок (яблоки ёж ворует обычно дикие) отравляет паразитов, недосягаемых для его когтей. Вторая, не доказанная, впрочем, догадка: может быть, пахучей отдушкой ёж заглушает свой собственный, довольно резкий запах, чтобы враги нюхом его не нашли? Но у него и врагов таких, которые сильным обонянием вооружены, почти нет. Лисица разве только. Дезинфекция, пожалуй, более вероятная цель этой загадочной ежиной привычки.

БЕРЕГИТЕ ЕЖЕЙ!

   "Какая польза человеку от ежа?" – вопрос, который часто задают.
   Ни в пушной торговле, ни в гастрономической ёж значении не имеет, совсем не ценится Правда, некоторые европейцы ежей едят, запекая их в сырой глине. Иглы его в небольшом числе используются учеными при вскрытии мелких животных. В древности римляне, содрав с ежей колючую шкуру, делали из нее разные чесальные устройства на своих суконных фабриках.
   Но на самом деле польза его внушительнее и совсем она в другом: охранная. Ибо ежи, ненасытные аппетиты свои удовлетворяя, уничтожают массу всяких вредных насекомых и слизней (и змей, не забудьте!). Хоть охотники за взрослыми мышами они и неважные, однако и мышей много губят, разоряя их гнезда.
   Разоряют, к сожалению, и птичьи. И зайчат крохотных, и лягушат, и ящериц тоже не щадит. Так что есть от ежей и некоторый вред в лесном и полевом хозяйстве. Но вред по сравнению с пользой невелик. Поэтому берегите ежей! С ними кроме всего прочего, не соскучишься: сколько интересных загадок таится за иглами!

   Во многих странах известны легенды о еже, ворующем яблоки. Еж с яблоками запечатлен даже в некоторых рыцарских и дворянских гербах. Вот он и на этом старинном рисунке.