До начала спектакля (о работе декоратора, реквизитора, бутафора, осветителя, рабочего сцены и др.)



Ю. Кирцер, Е. Филиц


Таинственная дверь

   Театральный подъезд еще тонет в вечерних сумерках, еще не зажжены яркие фонари у главного входа, но дверь с табличкой "Служебный вход" хорошо освещена. Попробуем проникнуть в театр через эту дверь.
   Длинный освещенный коридор. По обе стороны его много комнат – здесь одеваются и гримируются артисты. Рабочие сцены и актеры, гримеры, костюмеры, работники технических цехов, помощник режиссера, осветители – все участники спектакля задолго до его начала должны быть на своих местах.
   А вот и сцена. Такой мы ее никогда не видим. Оказывается, она в несколько раз больше, чем можно было подумать, гораздо глубже и выше. Ее замыкает сплошная стена высотой во все театральное здание. По бокам занавесы – кулисы; они скрывают от зрителя боковые части сцены, образуя "карманы". Центральная часть сцены представляет собой вращающийся круг. Это оборудование есть во многих современных театрах; оно позволяет быстро менять декорации. Высоко вверху, под потолком, находятся колосники, с которых опускаются рисованные на холсте декорации. А под полом внизу помещаются электрооборудование, ход в оркестр и люки, куда могут опускаться части сцены; вспомните разные неожиданные исчезновения на сцене.
   Вскоре приходят рабочие и устанавливают декорации первого действия. Это комната. А за комнатой, в глубине сцепы, невидимой зрителям, они приготовили двери, окна, часть стены – все для быстрой смены декорации во второй картине.
   В комнате на сцене будут стоять стулья, стол, лампа, телефон, у героя пьесы в руках должен быть портфель. Это все настоящие вещи, и называются они реквизитом; заведует им специальный человек – реквизитор. Сейчас он стоит посередине сцены и тщательно, по списку проверяет реквизит каждого действия.

Настоящее и ненастоящее

   Но не только настоящие вещи "играют" на сцене. Вот стоит на столе ваза, полная фруктов. Какие аппетитные яблоки, виноград, груши! Так бы и съел, если бы не убедился, подойдя поближе, что они из папье-маше. Такими "настоящими" сделал их искусный мастер – театральный бутафор. Пройдем в его мастерскую, она здесь же, за кулисами, – и мы увидим еще и не такие чудеса. Вот каменный аляповатый купидон из купеческого особняка, рядом уличный фонарь, чугунная решетка, тяжелая полка с книгами, чапаевская тачанка, большая фарфоровая ваза с позолотой. Рабочие сцены легко поднимают и переставляют эти "тяжелые" вещи: ведь они из папье-маше!
   Но зачем нужны подделки, хотя бы и очень искусно сделанные? Разве нельзя поставить на стол красивую фарфоровую вазу, разложить настоящие книги по полкам или вкатить на сцену настоящий пулемет?
   Да, но кто же разглядит настоящую позолоту на настоящей вазе из зрительного зала? Разве только зрители первых рядов. А как унести со сцены четыре полки с тяжелыми книгами в течение двух минут? Как быстро и бесшумно убрать пулемет?
   Театральная бутафория должна быть легкой, прочной, хорошо видной зрителю, недорогой и выразительной. Ненастоящие вещи здесь нужнее настоящих. Таковы законы сцены.
   Бутафор работает в тесном содружестве с художником-постановщиком. Он выполняет бутафорию по эскизам художника, но и сам многое придумывает, чтобы облегчить и работу актера и труд всех тех людей, которые невидимо для зрителя создают спектакль.

Когда ломаются шпаги

   ...Уличная ссора. О, королевский мушкетер не потерпит обиды! Миг – и обнажены шпаги. Удар, ответный удар – шпага противника сломана.
   Спектакль идет с успехом много раз подряд. Сколько же шпаг надо приготовить только для одной этой пьесы?
   Оказывается, всего только две. В рукоятке шпаги находится рычажок; легкий нажим – освобождается часть клинка, шпага сломана. А в антракте бутафор вставляет обломок в гнездо на клинке, и шпага готова для боя.
   В театре пользуются простыми и дешевыми материалами: бумагой и елеем, фанерой и картоном, марлей и крахмалом, холстом, жестью, краской. Крупные бутафорские вещи не могут существовать без каркаса. Его делают обычно из дерева или проволоки. Например, ствол дерева делают на деревянном каркасе. К нему прикрепляют специальные гнезда – в них вставляют, или, как говорят в театре, монтируют, ветки. Сверху ствол обтягивают тканью, которую затем расписывают.
   Вот так в театре создают скалы, дома, каменные стены. Доспехи, шлемы, фонари, книжные переплеты делают из картона: сначала рисуют отдельные части, скажем, стекла фонаря и его крышку, потом делают выкройку, по этой выкройке вырезают части из картона и склеивают их. Для прочности места склейки соединяют тонкой материей или плотной бумажной лентой. Очень хороша для бутафории и марля, туго накрахмаленная и раскрашенная.

Репетиция 6ез актеров

   …Действие происходит в гавани. Рабочие нагружают корабль, таскают тяжелые ящики. Вот один из ящиков выскользнул из рук и упал на землю. "С грохотом упал на землю" – написано у автора пьесы. Но грохота не последовало. Ящик-то сделан из картона, а "шумовик" вспомнил об этом пять минут спустя!
   Другое явление. Собралась молодежь, кто-то хочет спеть под гитару. Но реквизитор забыл повесить ее на стену. Актер решает спеть без аккомпанемента. И вдруг за сценой музыкант-исполнитель громко ударяет по струнам: реквизитор не сказал ему о своей оплошности.
   Путаница не столь смешная, сколь грустная. Ведь она разрушила впечатление от спектакля!
   Чтобы избежать этого, в театре существуют репетиции без актеров. Много раз по заранее намеченному плану воспроизводят шум дождя, грохот канонады, сверкание молнии. С часами в руках, исчисляя время минутами и секундами, репетируют перестановку декораций. На обратной стороне каждой части декорации есть номер, каждой вещи на сцене отведено определенное место, как на боевом корабле.
   Очень большую роль играет в театре свет. С его помощью творятся чудеса: свет может спрятать от глаз зрителя целый дом, бросить солнечный луч в комнату, высветить только лицо или только руки актера.
   Подобно музыке, свет аккомпанирует спектаклю. Источников света в театре много. Одни светят со сцены, из-за кулис; другие находятся перед сценой и в осветительной ложе. Весь этот сложный механизм подчинен одному человеку. Он следит за ходом спектакля, подает команду осветителям, в его руках описание световых эффектов – "световая партитура". Месяцы упорной совместной работы режиссера и актеров, художников, декораторов, осветителей, костюмеров и гримеров предшествуют дню премьеры – первой встречи зрителя со спектаклем. И если спектакль имел успех, то каждая вспышка аплодисментов в зале радует не только режиссера и актеров, но и тех, кого не было видно на сцене: скромных тружеников, работавших за кулисами, в осветительной ложе, в технических цехах и мастерских театра.