Слава красоте и силе (о картинах А. Дейнеки)



С. Фёдоров



Вратарь. 1934

   Мы в залах Академии художеств. Вереница комнат, и вдруг стены их на миг представляются состоящими из бесчисленного количества окон, окошек, оконец! И в каждом из них то тихие, неяркие северные леса и холмы, то озёра и селения. Но больше всего окон, где горит южное солнце и блещет южное море – это картины А. Дейнеки, художника, который всю жизнь славил бодрость и весёлую силу человека.

Пионер. 1934

   Мы ходим по залам, и, хотя день хмуроват, в залах кажется светло – так много на полотнах знойного крымского солнца, сверкающего моря, неба и крепких, бронзовых от загара тел.    Вот на тёплых каменных ступеньках лестницы лицом к морю сидит мальчишка и зачарованно глядит в таинственную даль моря. И, как вечная мечта всех мальчишек, летит над ним самолёт.
Вообще у Дейнеки много мальчишек: одни бегут, другие плывут, третьи тихо задумчивы, и все они изображены художником с сочувствием, пониманием и интересом так же, как изображал мальчишек Аркадий Гайдар.

Коньки. 1927

Удивительно близки мальчишки художника и мальчишки писателя. Они из одного времени, когда началось увлечение авиацией. Вспомните, как много лётчиков у Гайдара. И на полотнах Дейнеки то летят над морем гидропланы, то падает в затяжном прыжке голубой, бесстрашный парашютист, или вот бросается за мячом и тоже летит сильное, мощное тело вратаря.
   Переходя от картины к картине, видишь, как этот вратарь потом, в сорок первом году, на другом полотне, станет одним из матросов в яростной картине. Здесь чёрные, мрачные фашисты и бело-голубая наша морская пехота сошлись в рукопашной схватке у самого берега любимого художником моря.

Оборона Севастополя. 1942

А красный южный город разрушен, грязный чёрный дым летит в горячее небо Крыма, захваченного врагом.
   В этой схватке дан миг могучего и гневного напряжения всех сил человека, когда тело его и душа подчинены одному порыву – защитить свою страну от врагов.

Зима. 1931

   Всю жизнь славил художник красоту и силу свободного и счастливого человека. Вот на картине каток. Кажется даже, что слышна музыка с катка – так чётки, так ритмичны здесь фигуры, и так явственно само движение.
   В неподвижной девочке у окна прекрасно настроение, когда за окном сад в снегу, и никого больше нет в комнате, и хочется думать о чём-нибудь хорошем и приятном...
   Художник оставил в жизни так много радостного и ничего мрачного, что, уходя с выставки и в последний раз оглядывая её стены с яркими, весёлыми картинами, понимаешь, красота, какой видел её А. Дейнека, остаётся с нами, и ещё многим и многим придётся она по душе.