Богатырь Назнай (дагестанская сказка)



   Слушайте, слушайте! То ли было, то ли не было – жили в поле заяц да лиса, жили в лесу медведь да кабан, жил в Дагестане богатырь – ростом мал, умом небогат. Когда надо было вперед идти, бывал он позади. Когда надо было позади находиться, лез он вперед. Звали его Назнай-богатырь. Жена полено в руки брала – он за дверь прятался: такой был храбрый!
   Вышел он как-то ночью с женой сена овцам подкинуть. (Без жены он, как стемнеет, порог не переступал: говорил, будто боится ее одну оставлять. Она же говаривала, будто он один выходить боится.)
   – Ну и светлая ночь! В такую ночь славно сражаться с врагом! – сказал Назнай, выглядывая из хлева.
   – Берегись, Назнай! Волк бежит! – закричала жена.
   Подскочил Назнай со страху, стукнулся о притолоку и набил себе на темени большущую шишку.
   Рассердилась жена и сказала:
   – Опротивела мне твоя трусость! Ты мне больше не муж! А ну, уходи из моего дома, не то утром и вечером буду колотить тебя поленом!
   Еле уговорил ее Назнай, чтобы хоть до рассвета позволила ему остаться.
   На заре перекинул Назнай через плечо щербатую сабельку и отправился в путь.
   Шел он, шел и увидел на придорожном камне арбузные корки. Отдыхали здесь, должно быть, прохожие и арбузы ели.
   Туча мух кружилась над тем камнем. Улучил Назнай минуту, ударил по камню, а потом сосчитал: ровно пятьсот мух убил одним махом!
   Зашагал Назнай дальше и пришел в город. Расспросил он у людей, где находится кузница, заказал кузнецу саблю с надписью: "Одним махом пятьсот убивает богатырь Назнай".
   А потом пустился Назнай снова странствовать. Много ли он шел, мало ли, но прошел столько, сколько лягушка перепрыгнет, и попал в страну, ему не известную, где и сам он был никому не известен. Правил той страной могучий шах.
   Дело было к вечеру. Задумался Назнай: где бы поесть и переночевать? И тут как раз услышал поблизости веселую музыку и песни.
   – Вот место, подходящее для меня! – обрадовался Назнай. – Нет ничего на свете хуже пустого брюха. А там, где поют и пляшут, должна быть и еда!
   Пришел он в богатый двор, полный народу.
   – Гостя не примете ли? – спросил Назнай. Бросились ему навстречу слуги, взяли у него сабельку, ввели в роскошные хоромы, на ковер усадили, до отвала накормили и напоили.
   Попал, оказывается, Назнай во дворец главного визиря. В ту ночь праздновал визирь женитьбу своего сына.
   Наелся, напился Назнай (на целый месяц запасся тут молодец!), а визирь спрашивает его:
   – Откуда ты, гость? Каков твой народ?
   – Прибыл я из Дагестана. А говорить много не буду, – сказал Назнай. – Взгляни на мою саблю. Она тебе расскажет, каков я есть!
   Вынули из ножен Назнаеву сабельку, посмотрел визирь на клинок, посмотрел на гостя и с саблей в руках побежал прямо к шаху.
   Прочитал шах надпись: "Одним махом пятьсот убивает богатырь Назнай" – и удивился несказанно. Созвал он речистых глупцов, созвал безголовых мудрецов. Собрался большой совет.
   И сказал совет шаху так:
   – Что бы тебе ни пришлось Назнаю подарить, как бы ни пришлось тебе его возвеличить, не отпускай от себя, о шах, этого богатыря!
   Повелел шах визирю привести Назная.
   – Привет тебе, из Дагестана прибывший богатырь Назнай! – молвил шах.– Слушай, что я скажу! Я – первый, ты – второй. Я – отец, ты – сын. Женись на моей дочери, оставайся при мне и будь моим военачальником!
   – Хоть и трудно мне это, останусь, сделаю тебе угодное! – согласился Назнай.
   Женили Назная на шахской дочери. Зажил Назнай на славу.
   Но вот прошла неделя, и призвал его шах:
   – Любезный зятюшка! Настал трудный день. Два раза в год появляется на нашей земле лютый змей. Завтра он должен прийти. Вступи с лютым змеем в единоборство! Одним махом ты убиваешь пятьсот человек. Кому же, как не тебе, стать против него!
   Едва вымолвил шах слово "змей", как начала бить Назная дрожь. А едва кончил шах свою речь, выбежал Назнай из дворца, спрятался в своих покоях и дрожал до полуночи. Дождался он, пока уснула дочь шаха, и пустился наутек.
   Добежал Назнай до леса. Спать на земле ему было страшно. Забрался он на большое дерево, уселся поудобней на сук и уснул.
   Проснулся Назнай рано утром, глянул вниз, а там вокруг ствола того самого дерева, на котором он спал, обвился лютый змей и дремлет.
   Обеспамятел Назнай от страха и свалился прямо на змея. А змей подумал, что в него молния ударила. Сердце у змея лопнуло, и он околел.
   Пришел Назнай в себя и пустился бежать. Оглянулся, а змей не двигается. Понял тогда Назнай, что змей мертвый. Вернулся, отрубил змею голову и поволок ее шаху.
   – Разве это змей? – сказал Назнай и бросил голову змея к ногам шаха. – У нас в Дагестане коты бывают такие. Уж лучше послал бы ты на него детишек с палками!
   Не знал шах, что ответить. Так и остался сидеть с открытым ртом.
   Спустя некоторое время снова призвал шах к себе Назная.
   – Любезный зятюшка Назнай, – сказал он, – трое нартов тревожат мою страну набегами. Завтра ты должен выйти против них...
   Прибежал Назнай домой и места себе не находил до полуночи. А в полночь, как уснула дочь шаха, пустился наутек.
   Добежал он опять до леса, забрался на то самое дерево и уснул.
   Как стало светать, поглядел Назнай вниз. Видит: стреножили своих коней и улеглись под деревом три нарта. Душа Назная ушла в пальцы ног, едва не свалился он без памяти...
   – Говорят, у шаха теперь зять есть, богатырь Назнай, – говорит вдруг старший нарт. – Одним махом убивает он пятьсот человек... Опасаться его надо. Напрасно мы стреножили своих коней!
   – До сих пор мы никого на свете не боялись! – возразил средний нарт.
   – Неужто Назная испугаемся? – упрекнул младший.
   Завязалась у нартов ссора, и они в гневе убили друг друга.
   Спустился тогда Назнай с дерева, взял оружие нартов, поймал их коней, поехал к шаху.
   – Разве такие бывают нарты? – сказал Назнай и бросил к ногам шаха оружие врагов. – У нас в Дагестане бедные сироты сильнее! Смешно было посылать против них мужчину... Их даже слабая женщина одолела бы!
   Удивился шах, удивились и все его придворные, не знали, что возразить храбрецу.
   Но вот спустя некоторое время призвал шах Назная в третий раз.
   – Любезный зятюшка Назнай! – сказал он. – Соседний шах объявил нам войну. Завтра ты во главе моего войска должен выступить против него. Если не выступишь, его войско, бесчисленное, как трава на земле И как звезды на небе, окружит нашу столицу.
   Задрожал Назнай с головы до пят. Думал опять убежать. Но в эту ночь сто часовых поставил шах вокруг покоев своего зятя, чтобы не вздумал он один идти на врага.
   Как ни старался Назнай улизнуть из дома, не пустили его часовые.
   Назавтра выстроил шах свое несметное войско, поставил впереди Назная и сказал:
   – Вперед! Двигайтесь, герои! И знайте: кто не исполнит приказа моего зятя, кто не будет следовать ему во всем, тот враг мой, тот изменник!
   Двинулось войск в поход. Шло оно, делая шаг вперед, два шага назад, и приблизилось наконец к стану врага.
   Как увидел Назнай вражеских воинов, потемнело у него в глазах. Снял он оружие, снял сапоги и одежду – приготовился к бегству.
   А на него глядя и все войско разделось догола. Шах ведь приказал всем поступать так, как поступает его любезный зятюшка Назнай.
   А в это время пробегала мимо голодная бродячая собака. Схватила она сапог Назная (сапоги-то были смазаны бараньим салом) и побежала к вражескому стану.
   – Ах, проклятый пес! И ты еще будешь издеваться надо мной? – крикнул Назнай и как был, голый, бросился за собакой, чтобы отнять свой сапог. А вслед за ним бросилось все его войско.
   – Это не люди! Это черти! – закричали вражеские бойцы и рассыпались кто куда, бросили и казну и оружие. Взял Назнай богатую добычу, вернулся домой с победой.

Рисунок А. Брея.