Фильм "Это было в разведке"



   "Это было в разведке" (1968) – фильм (автор сценария В. Трунин, при участии С. С. Смирнова, режиссер Лев Мирский) о детстве, безжалостно оборванном войной, о детях, на плечи которых война обрушила страдания и горе.
   Герой фильма – мальчик лет 10–12, по-взрослому воюющий с фашистами. Нам неизвестна его история, мы не знаем, что случилось с его родителями, мы знакомимся с мальчиком среди пожарища, в суматохе и спешке войны. Как бывало и в жизни, солдаты привязываются к смелому мальчишке (играет его Виктор Жуков), напоминающему каждому из них о доме, о семье, о заботах мирного времени, до которого не всем доведется дожить. Взводы и роты "борются" за мальчика, за возможность оставить его у себя, заботиться о нем, оберегать его. Безопасная жизнь за спиной заботливых "нянек" меньше всего устраивает мальчика, и он радуется минуте, когда ему поручают важное задание: от его ловкости и смелости будет в немалой степени зависеть результат намеченной фронтом большой операции.
   Маленький солдат хладнокровно обманывает немцев, не подозревающих о присутствии юного разведчика в том самом густом, зеленом лесу, где они (вместе со своим тщательно замаскированным аэродромом) чувствуют себя в полной безопасности.
   Юному герою удается ускользнуть от фашистов. В мальчике есть упорство, без которого не будет быть выполнена нелегкая солдатская работа, но есть и мальчишеское озорство. Дерзкий вызов, без нужды бросаемый им уже совсем было одураченному противнику, приводит к беде – выполнив труднейшее задание, мальчик все-таки оказывается в руках у немцев, и мы "болеем" за него не меньше разведчиков, старающихся выручить, отбить у врага своего маленького смелого помощника. Подвиг мальчика велик и достоверен: фильм сделан серьезно – веришь, и в правду характеров, и в правду предложенных авторами обстоятельств.

   Фильм создан по подлинным событиям из боевой биографии разведчика Александра Ивановича Колесникова (1931–2001). О своем пленении немцами сам Александр Иванович писал:

   "Как я ни старался отплыть подальше, меня настиг и подобрал катер фашистской охраны. К моменту его причаливания к берегу, невдалеке от сторожки, я уже потерял сознание от побоев. Озверевшие гитлеровцы меня распяли: руки и ноги прибили гвоздями к стене у входа. Спасли меня наши разведчики. Они увидели, что я уцелел от взрыва, но попал в руки охраны. Внезапно атаковав сторожку, красноармейцы отбили меня у немцев. Очнулся под печкой сожженного белорусского села. Узнал, что разведчики сняли меня со стены, завернули в плащ-палатку и понесли на руках к линии фронта. По пути наткнулись на вражескую засаду. Многие погибли в скоротечной схватке. Раненый сержант подхватил меня и вынес из этого пекла. Спрятал меня и, оставив мне свой автомат, пошел за водой, чтобы обработать мои раны. Вернуться ему было не суждено... Сколько времени я пробыл в своем укрытии, не знаю. Терял сознание, приходил в себя, опять проваливался в небытие. Вдруг слышу: идут танки, по звуку — наши. Закричал, но при таком грохоте гусениц меня, естественно, никто не услышал. От перенапряжения в очередной раз потерял сознание. Когда очнулся, услышал русскую речь. А вдруг полицаи? Лишь убедившись, что это свои, позвал на помощь. Меня вытащили из-под печки и сразу отправили в медсанбат. Потом был фронтовой госпиталь, санитарный поезд и, наконец, госпиталь в далеком Новосибирске".

Передача, в которой рассказывается история А. Колесникова и выступает он сам