Открытие Васко Нуньеса Бальбоа (выход к Тихому океану)



В. Невский


   Христофор Колумб во время своего четвертого, и последнего, плавания, блуждая со своими каравеллами у Атлантических берегов современной Панамы, с завидным упорством искал морской путь, ведущий из Европы в Индию.
   Но тщетно он искал пролив, чтобы вывести свои корабли в открытое море, о существовании которого ему рассказали индейцы.
   Прошло еще пятнадцать лет, прежде чем первый европеец Васко Нуньес Бальбоа пробрался через горы и леса Панамского перешейка к просторам неизвестного тогда Тихого океана. Только спустя восемь лет после этого события в воды Тихого океана впервые вошел Фердинанд Магеллан, обогнувший во время первого кругосветного путешествия самую южную оконечность Америки.
   Бальбоа прибыл в Новый Свет в 1502 году и поселился на острове Эспаньеле (Гаити). Здесь он получил земельный участок с прикрепленными к нему рабами-индейцами. Однако его хозяйство не приносило дохода, и он наделал так много долгов, что искал только способа отделаться от кредиторов. Между тем капитанам судов было запрещено принимать на борт несостоятельных должников. Поэтому Бальбоа, спасаясь от долговой тюрьмы, пошел на хитрость. Он сел в пустую бочку и вместе с грузом попал на корабль, державший курс к Дарьенскому заливу под начальством капитана Мартина Эрнандеса Энсисо.
   Воспользовавшись разногласиями между участниками экспедиции, Бальбоа захватил власть в колонии, а Энсисо был арестован и отправлен в Испанию.
   Еще более круто расправился Бальбоа с Диего Никуэсой, который основал первые испанские поселения на Панамском перешейке. Он посадил Никуэсу с несколькими верными ему людьми на ветхое суденышко и без всяких припасов отправил в океан, где они пропали без вести. С этих пор Бальбоа стал неограниченным начальником обширной территории на берегу Дарьенского залива. Чтобы упрочить свое положение и загладить совершенные преступления, Бальбоа занялся грабежом близлежащих земель, которые присоединял к владениям Испании.
   Жестокий и алчный авантюрист сумел нагнать на индейцев панический страх. Особенно боялись индейцы его кровожадного пса Леончилло, специально натренированного для охоты на индейцев, который "один стоил двадцати солдат". Больше всего Бальбоа интересовался местоположением золотых россыпей. От могущественного индейского касика (вождя) Комогре он узнал, что страна, богатая золотом и жемчугом, лежит в шести днях пути по другую сторону Панамского перешейка, на побережье неведомого моря. Это было первое известие о Тихом океане и государстве Перу.

   Путь Бальбоа в 1513 году.

   1 сентября 1513 года Бальбоа с отрядом в двести человек испанцев и более тысячи индейцев-носильщиков и проводников отправился на поиски этой страны.
   Панамский перешеек, который нужно было пересечь, не широк, но изрезан цепями гор, поросших буйной тропической растительностью. Им приходилось буквально прорубаться сквозь дремучие тропические леса, не пропускавшие ни одного луча солнца, преодолевать вязкие болота, заполненные ядовитыми змеями и тучами москитов. В отряде начала свирепствовать желтая лихорадка и дизентерия. Туземное население этих мест совершало неожиданные нападения на непрошеных пришельцев.
   После двадцатишестидневного перехода, сопровождавшегося непрерывными стычками с индейцами, испанцы, поднявшись на гребень хребта, увидели, наконец, необъятное, неведомое море и спустя четыре дня достигли его берега. Войдя по колено в воду, с обнаженной шпагой в одной руке и с кастильским знаменем в другой, Бальбоа торжественно объявил это море владением испанского короля. "...Вступаю во владение для кастильской короны... этими южными морями, землями, берегами, гаванями и островами, со всем, что в них содержится... И если иной царь или вождь, христианин или сарацин... заявит свои притязания на эти земли и моря, то я готов во всеоружии оспаривать их у него и воевать с ним во имя государей Кастилии, как настоящих, так и будущих. Им принадлежит и власть и господство над этими Индиями, острова, как Северный, так и Южный материки с их морями от Северного полюса до Южного, по обе стороны экватора, внутри и вне тропиков Рака и Козерога... и ныне и во веки веков, пока будет существовать мир, до страшного суда над всеми смертными поколениями". Так гласила грамота, составленная нотариусом экспедиции в честь этого события.
   Так как побережье, к которому подошел Бальбоа, тянулось с запада на восток, а море лежало от него к югу, он дал ему название Великое южное море. Это название, которое дал Бальбоа Тихому океану, сохранялось на картах до середины XIX столетия.
   Здесь Бальбоа узнал, что к югу от Панамского перешейка лежит огромная страна, "до того богатая золотом, что из него делают даже обиходные орудия". Вернувшись к берегам Дарьенского залива, Бальбоа послал в Испанию донесение о своем великом открытии, приложив к нему груду награбленного у индейцев золота и двести прекрасных жемчужин.
   Но на этом Бальбоа не остановился, а стал готовить новую экспедицию в Перу. Он решил построить на берегу Южного моря несколько каравелл, но планам его не суждено было осуществиться.
   Присланный из Испании новый начальник колонии, Педро Ариас д’Авила, привлек его к суду по обвинению в мятеже и убийстве прежнего начальника колонии – Никуэсы.
   В 1517 году Бальбоа был обезглавлен, и открытие европейцами Перу задержалось на пятнадцать лет.