Самые певучие (о струнных инструментах)



С. Виноградова


Воин и охотник,
шел он лугом
Над речной гремящей быстриной
Шел один,
вооруженный луком,
Деревянным луком и стрелой.
В племени своем охотник первый
Слушал он уже не раз,
не два,
Как, стрелу выбрасывая,
   пела,
Пела,
     замирая,
        тетива.
Но сегодня вдруг отдернул руку,
Изумленный этим лишь сейчас,
И, желая продолженья звука,
Тетиву он тронул
   еще раз.
Звук был тихий,
      робкий,
         осторожный...
Позабыв ушедшую стрелу,
Человек стоял,
   большой,
      тревожный,
Тетиву понявший,
как струну...

   Стихотворение это называется "Лук и Лира". Написал его грузинский поэт А. Мирцхулава, а перевел Е. Евтушенко. Поэты рассказали об одном из самых прекрасных открытий человека – об открытии поющей струны. Отныне голос струны повиновался человеку – он пел тогда, когда человек хотел этого. И человек помог струне петь громче. Музыкальный лук он вставлял для резонанса в большой глиняный сосуд. До сих пор в Африке сохранились племена, играющие на музыкальном луке.
   Подружившись со струной, человек решил помочь ей петь не только громче, но и разнообразнее. Одна струна – только один звук, две струны – два звука, а много струн – много разных звуков. Так родились лира, арфа.
   Звук из этих струн извлекался щипком, и был он все-таки негромким и недолгим. А человек хотел подчинить себе струну так, чтобы она звучала певуче, как его голос. Долго человек приручал струну... Подложил под струны деревянный, полый внутри ящичек с длинной шейкой – струны, резонируя, запели громче. К деревянной трости прикрепил конские волосы – родился смычок. Смычок, тронув струны, придал им особую протяжную певучесть. Зазвучал голос скрипки…
   Это в книжке все быстро происходит, а в жизни от открытия к открытию вели столетия. Исследователи думают, что родиной предков скрипки была Индия. На Востоке остов инструмента делали из тутового дерева, кокосовых орехов, высушенных больших плодов; любовно обтягивали корпус змеиной кожей, украшали перламутровой инкрустацией.
   В Европе пробовали делать скрипки трех-, четырёхугольные. Во Франции старинную скрипку называли "жиго", потому что по форме она напоминала бараний окорок. На Руси любимый инструмент скоморохов назывался "гудок", и был он тоже струнным смычковым предком скрипки.
   Первые настоящие скрипки были сделаны в XVI–XVII веках в Северной Италии. Город Кремона дал миру самых прославленных мастеров скрипки: Амати, Гварнери, Страдивариуса. Старые мастера были поэтами своего дела. Для разных частей скрипки требовались разные древесные породы: клен, сосна, эбеновое дерево. Дерево сушили, вымачивали в специальных составах, покрывали лаками – оно само должно было быть певучим. Иногда, отпуская скрипку к людям, мастер оставлял на корпусе её надпись:

"Я жил когда-то в лесах,
При жизни молчал,
Но теперь, после смерти, пою".

   Каждая скрипка – плод раздумий, поисков и вдохновенного труда мастера – отдавала людям свою певучую душу. И люди полюбили скрипку больше других инструментов: "Она в музыке является столь же необходимым инструментом, как в человеческом бытии хлеб насущный", – говорит чешский кантор Ян Рыба.
   В XIX веке вокруг гениального итальянского скрипача Никколо Паганини и его скрипки создавались легенды: говорили, что Паганини продал душу дьяволу, потому так могуч и разнообразен голос его инструмента; что в маленьком тельце скрипки заключена душа женщины, поэтому так поет она.
   В XX веке скрипки старых мастеров пели под пальцами самых прославленных музыкантов мира. В СССР сверкали голоса скрипок, вызванные к жизни Д. Ойстрахом, Л. Коганом и другими замечательными скрипачами.
   Скрипка стала ведущим инструментом симфонического оркестра. Вместе со своими ближайшим родственниками: альтами, виолончелями и контрабасами – скрипки образовали группу смычковых струнных инструментов. Музыканты, играющие на этих инструментах, сидят в симфоническом оркестре ближе всего к публике – прямо перед дирижером; контрабасисты же, так как инструменты их очень велики, играют стоя.
   Прислушайтесь к звучанию оркестра. Самые певучие, самые трепетные и волнующие мелодии композиторы отдают скрипкам. Скрипачей в оркестре от 20 до 40 человек. Голоса скрипок звучат ярко, убежденно. Пением скрипок начинается "Вальс-фантазия" Глинки и вступление к опере Чайковского "Евгений Онегин". Мечтательный и нежный голос скрипки звучит в Адажио из балета Чайковского "Лебединое озеро"; настойчивым и волевым становится её звук в главной теме 1-й части "Богатырской симфонии" Бородина, а в "Танце Анитры" Грига – серебристо-звенящим. Очень много красок у скрипичного звука, много различных приемов игры на скрипке. Звуки могут звучать протяжно и отрывисто – "легато" и "стаккатто" как говорят музыканты; можно извлекать звуки щипком – "пиццикатто", можно заставлять звук особенно трепетать – "вибрато"; на скрипке можно исполнить не только одноголосную, но и двухголосную мелодию и брать отдельные аккорды. Скрипичные звуки могут следовать медленно друг за другом а могут и мчаться с неуловимой быстротой; звук её может быть то грудным, низким, глубоким, то женственно певучим, то очень высоким и звонким.
   Тонкого мастерства требует от музыканта этот инструмент, и в руках виртуоза скрипка оправдывает данное ей человеком имя – "царица звуков".
   Рядом со скрипачами в оркестре сидят альтисты. Альт несколько больше скрипки по размерам, голос его звучит немного ниже, мягко и глуховато. Чаще всего альтам поручают партии средних голосов, но иногда они играют и ведущие темы, как например наигрыш в симфонической картине Мусоргского "Рассвет на Москве-реке".
   Однажды мальчик Горький услышал вечером доносившийся из чужого окна удивительный голос: "Как будто кто-то большой и добрый пел с закрытым ртом". Это было так необычно, что Алеша, забыв, зачем его послали хозяева, остался слушать чудесное пение неведомого инструмента. Дома его били за ослушание, но чудесный голос – это была виолончель – остался в памяти на всю жизнь.
   И в оркестре большая виолончель (она уже настолько велика, что ее не прижмешь к подбородку, как скрипку и альт, – на ней играют сидя на стуле ставят ее на пол) исполняет и мужественные певучие темы, как например необычайной красоты тема любви Ромео и Джульетты из увертюры-фантазии Чайковского.
   Но самым большим из группы струнных смычковых инструментов является контрабас. Несколько неуклюжие низкие звуки его чудесным образом имитируют танец слонов в "Карнавале животных" Сен-Санса, но чаще всего глубочайшие басы контрабаса служат опорой для всего оркестра.
   Как-то, лет триста тому назад, оркестры состояли почти исключительно из струнных инструментов. Постепенно краски оркестра обогащались – в его звучание вливались новые голоса.
   Скрипки, альты, виолончели и контрабасы, родившиеся из древней трепещущей и поющей тетивы лука, пройдя вместе с человеком долгий путь развития, составили основу симфонического оркестра.