Дино Провенцаль. В моих краях (сказка)



   Жил в одном селении юноша по имени Бартоло. Был он ужасно смешон с виду: рыжий чуб спадал на шишковатый лоб, рот огромный, словно деревенская печь, нос длинный и мясистый, а подбородок маленький и острый. И вечно он смеялся и рассказывал всякие небылицы. Едва завидев Бартоло, крестьяне начинали хохотать и подшучивать над ним.
   Но он не обижался на их шутки.
   – Все же у меня есть кое-что в голове, – говорил он. – И если б мне удалось уехать из села, я бы нашел свое счастье.
   Крестьяне при этих словах смеялись еще пуще. Во всем селении мало кто грамоту знал, а уж Бартоло и подписаться не умеет, да еще собирается счастье искать с таким-то лицом. Кто его ни увидит, сразу насмехаться над ним начнет.
   Но Бартоло все твердил свое, да так упорно, что под конец крестьяне задумались. Думали они, думали и решили: соберем-ка мы немного денег для Бартоло. Если пропадут эти деньги, беда невелика, а если найдет Бартоло свое счастье и разбогатеет, то он поможет самым бедным старикам из селения.
   И вот одним прекрасным утром Бартоло ушел из села с маленьким узелком за плечами. Шел он, шел и на третий день, пути, поздно вечером, увидел невдалеке большой город весь в ярких огнях. На улицах было полным-полно народу, кругом танцевали и пели. Горожане объяснили удивленному Бартоло, что любимая дочь короля уехала месяц тому назад к своему жениху, принцу из соседней страны, и король, чтобы утешиться, приказал плясать и веселиться.
   Бартоло пришел в город как раз в тот самый день, когда во дворце был устроен пышный бал. Он сразу же решил отправиться во дворец. Подошел Бартоло ко дворцу, хотел в ворота прошмыгнуть, а у ворот стражник стоит. Увидел стражник Бартоло и давай хохотать. И так он сильно смеялся, что даже слезы у него из глаз потекли. Пока стражник утирал слезы, Бартоло мигом проскочил в ворота. Живо поднялся он по мраморной лестнице и вошел в большущий зал. Его ослепил блеск тысяч свечей, огромных зеркал, хрустальных ваз и бокалов. Придворные дамы и кавалеры были в бархатных и парчовых одеждах. Бартоло на мгновение даже растерялся. Но тут же оправился от смущения, подошел к трону, на котором восседали король с королевой, и начал:
   – Синьор...
   Придворные, услышав, что какой-то незнакомец назвал короля "синьор", а не "ваше величество", очень удивились. А когда они получше рассмотрели Бартоло и увидели, какое у него смешное лицо, они начали громко хохотать. Один из придворных потянул Бартоло за полу старого пиджака, другой подошел к нему вплотную и с насмешкой прокукарекал: "Синьор оборванец", – но Бартоло ничуть не растерялся (ведь он привык к насмешкам), подождал, пока все угомонились, а потом сказал:
   – Я удивляюсь, что почтенные синьоры смеются надо мной, первый раз меня увидев. А вот в моих краях такой обычай: когда приходит гость, никто не смотрит, рыжие у него волосы или черные, хорошо он одет или плохо. Его спрашивают, не устал ли он, и принимают, как родного брата.
   Смелые слова Бартоло поразили всех этих важных синьоров. Некоторые начали даже шептать:
   – А ведь он прав, он прав...
   Тогда Бартоло добавил:
   – И у каждого гостя в моих краях спрашивают, не голоден ли он.
   Король немедля приказал, чтобы Бартоло усадили за отдельный стол и подали ему самых лучших кушаний, а королева сама, своими руками, поднесла ему бокал вина. Она рассудила, что раз незнакомец осмелился так дерзко разговаривать с самим королем, он наверняка знатный синьор.
   После сытного ужина Бартоло почувствовал, что веки у него слипаются: ведь в его селении все крестьяне ложились спать, как только стемнеет. Он встал, поклонился королю и сказал:
   – В моих краях, когда гость поест и попьет, его отводят в спальню.
   – Вы совершенно правы! – ответил король.
   И Бартоло отвели в великолепную спальню.
   На следующее утро, когда Бартоло одевался, вошел слуга и, низко поклонившись, сказал, что наследный принц просит его принять.
   "Вот чудеса! – подивился про себя Бартоло. – Я и впрямь стал важной персоной!"
   Вошел принц и вежливо спросил:
   – Я вам не помешал?
   – Да нет, нет! – ответил Бартоло. – Рассказывайте, что у вас такое приключилось.
   И принц рассказал. У него все время болит голова и живот, ноют ноги. Придворные врачи ничего не могут понять. Возможно, его превосходительство, продолжал принц, обращаясь к Бартоло, прибыл из страны, где медицина лучше развита, и может дать ему полезный совет.
   И действительно, Бартоло тут же дал очень ценный совет:
   – В моих краях от этих болезней есть одно хорошее средство: рано ложиться спать, рано вставать, побольше ходить пешком и есть, только когда проголодаешься. И вот еще что: много ли вы платите своим врачам?
   – Тысячу лир в день, когда я болен, – ответил принц.
   – Плохо, очень плохо. Попробуйте платить им две тысячи лир, когда вы здоровы, а как заболеете, забирайте у них часть денег.
   – Спасибо. Попробую делать, как вы говорите. А пока вот возьмите за совет. – И принц протянул Бартоло кошелек, полный золотых монет.
   Бартоло оделся и пошел в столовую выпить кофе с молоком. В коридоре он наткнулся на короля.
   – Здравствуйте, ваше превосходительство! Как вы спали? – спросил король.
   – Отлично, а вы?
   – Очень плохо.
   – С чего бы это?! – удивился Бартоло.
   – Сейчас я вам по секрету все объясню. У меня большие богатства, много земель, дворцы, драгоценности. Вот я и хотел бы разделить наследство поровну между сыном и замужней дочерью. А если мне это не удастся, то я хотел бы хоть так поделить наследство, чтобы после моей смерти сын и дочь не перессорились. Всю ночь я думал, как это сделать, но так ничего и не надумал.
   – Сейчас я вам расскажу, как поступают в таких случаях в моих краях,– сказал Бартоло. – Тот, кто составляет завещание, пишет в нем: "Один из моих сыновей пусть разделит наследство на две части, а другой пусть выберет себе любую из двух частей".
   – Это просто замечательная мысль! – воскликнул король. И немедля подарил Бартоло кошелек с золотыми монетами.
   Когда королева узнала, отчего так повеселели ее муж и сын, она тоже решила спросить у Бартоло совета.
   – Объясните мне, ваше превосходительство, отчего это годы проходят и я все больше старею? – вздыхая, спросила королева. – Я тьму денег истратила на пудру, румяна, помаду, а на лице у меня все равно появились морщинки и волосы поседели.
   – В моих краях, ваше величество, старости не стыдятся. А краситься и пудриться никто даже и не пробовал. От этого только некрасивее да и старее кажешься, – сказал Бартоло.
   Королеве, понятно, не хотелось казаться совсем старой. И она немедля приказала все деньги, которые прежде тратила на белила и румяна, отдать Бартоло за его умный совет.
   Слава о мудрости Бартоло облетела все королевство. С утра десятки важных синьоров приходили к нему просить совета. Бартоло не разыгрывал из себя кудесника и мага. Каждый раз он вежливо говорил: в моих краях делают так и так, а уж вы поступайте, как знаете.
   Придворных разбирало любопытство: что это за чудесные края, где все такие умные?
   И вот четверо самых любопытных синьоров отправились в эти края. Приехали – и глазам своим не поверили. Перед ними лежала бедная деревенька, в которой и грамотеев-то почти не было. Но не могли же они признаться, что какой-то неграмотный крестьянин так ловко водил их за нос! Поэтому, вернувшись во дворец, они стали всем друзьям рассказывать:
   – Ах, если б вы только видели, что за городок! Хоть и небольшой, но чистый, красивый!
   Между тем Бартоло порядочно надоело во дворце. Как только у него накопилось достаточно денег, он быстро распрощался со всеми и поехал к себе. Вернувшись домой, он первым делом отдал долг и помог всем беднякам своего селения. Вечером к нему собралось немало друзей. Сидя у печи и покуривая трубочку, Бартоло рассказывал им о своих приключениях:
   – Конечно, я доволен, что сдержал свое слово и помог беднякам. Но если бы вы только знали, какая это скука жить во дворце, сидеть в мягком кресле и беседовать с королем и королевой! Все вокруг звали меня "ваше превосходительство", "ваше превосходительство". И если б я только не удрал оттуда вовремя, то, глядишь, и сам бы поверил, что я важный синьор!

Перевел с итальянского Л. Вершинин.
Рисунки С. Еременко.