"Орудия труда" у животных



И. Акимушкин


"ДОМКРАТЫ" В ОБИХОДЕ СПРУТОВ

   Хорошо известно, что птицы, муравьи, бобры воздвигают довольно сложные постройки. Острые зубы, крепкие клювы и челюсти – вот единственные инструменты, которыми они пользуются. И хотя мы часто так и называем подобные "инструменты" "долотом", "сверлом" или даже "лопатой" – это, конечно, не "орудия", а "руки" лесных ремесленников.
   А есть ли у животных настоящие орудия труда?
   Вот что рассказывает римский писатель Плиний об осьминогах. Осьминоги очень любят лакомиться нежным мясом моллюсков, раковины которых они вскрывают очень быстро и ловко. Просовывая в щель между двумя створками раковины клюв, они, как ножницами, подрезают мышцы, смыкающие створки, и те раскрываются.
   Но в большие раковины осьминог не может протиснуть свой клюв – так крепко они сомкнуты. Тогда осьминог прибегает к хитрости. Затаившись у закрытой раковины, он иногда часами ждет, пока она раскроется. Улучив этот момент, осьминог быстро вставляет между створками камень. А затем преспокойно, как на блюде, съедает лакомую добычу.
   Эта хитрость осьминогов хорошо известна рыбакам, живущим на побережье Средиземного моря и островах Тихого океана. Об остроумных проделках осьминогов они узнали, конечно, не из сочинений Плиния, а из собственных наблюдений.
   Ну, а как относятся к этому ученые? Они подтверждают, что осьминоги довольно часто пользуются камнями, строят на них, например, свои жилища. Один или несколько камней осьминог ловко переносит в щупальцах на большое расстояние. По-видимому, есть все основания считать правдоподобными и рассказы о применении осьминогами камней в качестве своеобразных "домкратов" для того, чтобы открывать раковины моллюсков.
   Однако когда ученые попытались проверить эти наблюдения путем опыта над содержавшимися в аквариумах осьминогами, они получили отрицательные результаты.
   Впрочем, наиболее горячих энтузиастов первая неудача не остановила. Ведь хорошо известно, что многие животные ведут себя в неволе не так, как в естественной обстановке. Решено было наблюдать за осьминогами, живущими на свободе. И сразу же нескольким зоологам одновременно удалось подтвердить эту древнюю легенду об осьминогах.
   Наблюдения велись с помощью "водяного ящика" – ящика со стеклянным дном, каким издавна пользуются ловцы жемчуга для высматривания жемчужниц на дне моря. Наблюдатель, держа ящик у борта лодки и, как в бинокль, глядя в него, проплывал в не скольких метрах над осьминогами, и те не обращали на него никакого внимания. Водолазы же обычно их распугивают. На коралловых рифах острова Туамоту один исследователь через такой "подводный бинокль" много раз видел, как осьминоги подкрадывались к большим устрицам и атаковали их, бросая куски коралла в открытые раковины. Створки раковин не могли сомкнуться, и моллюски становились добычей ловких хищников.

НИТКИ ПЕРНАТОЙ ПОРТНИХИ

   Осьминоги – не единственные в мире создания, которым камень служит примитивным орудием. Обезьяны капуцины, например, раскалывают камнем твердые орехи, а маленькая американская оса аммофила, зажав в лапках гальку, заботливо и тщательно утрамбовывает ею землю, прикрывающую вход в гнездо.
   Часто слон берет в хобот палку или камень и пользуется ими как скребком. Сорвав с дерева большую ветку, слон обмахивается ею и отгоняет докучливых комаров и мух. Защищаясь от стаи осаждающих его собак, слон также часто вооружается палкой.
   В Берлинском зоопарке одно время жил карликовый слон по кличке Мампе, который прославился как изобретательный... художник. Мампе брал в хобот палку и рисовал ею на песке замысловатые фигуры. Конечно, слон совершенно бессознательно водил палкой по земле, но владельцы зоопарка создали забавнику Мампе большую рекламу. С разных концов света приезжали люди взглянуть на диковинного слона – "живописца".
   А маленькую зеленоватую пташку с ярко-красным темечком в Индии называют птицей-портнихой. Такое имя ей дали неспроста. Когда приходит пора размножения, птица-портниха как настоящий портной иглой и нитками сшивает края двух листьев. Игла – ее тонкий клюв, а нитки она сама прядет из хлопка. Сделав клювом дырочку в листе, маленькая портниха продевает в нее заранее скрученную из хлопка нитку, затем прокалывает второй лист и сквозь него пропускает нитку. Таких стежков она иной раз делает около десяти, прочно сшивая два листочка наподобие колыбельки. Внутри зеленой колыбельки птичка вьет мягкое гнездышко из хлопка, пуха и шерстинок.
   Птицы-портнихи живут вблизи от населенных мест – в садах, на плантациях. Нередко они даже поселяются на верандах жилых домов и "шьют" свои гнезда прямо из листьев комнатных растений. Поэтому птицы-портнихи хорошо изучены.
   В странах, расположенных по берегам Средиземного моря, на рисовых и кукурузных полях Испании и Греции живет другая птица-портниха – цистикола. Весной, когда побегут с гор бурливые ручьи и зазеленеют поля, самец цистиколы начинает строить гнездо. Вначале он так же, как и индийская птичка-портниха, сшивает сплетенными из паутины нитками два листа, потом внутри этих листьев вьет из пуха и войлока мягкое гнездышко и привязывает его паутинками к листьям. Птички так торопятся, что начинают насиживать птенцов, когда войлочное гнездышко еще не окончено. "Мне посчастливилось, – пишет один ученый, – открыть только что начатое гнездо цистиколы. Ежедневно я проходил мимо него и, таким образом, в течение целого месяца наблюдал за птицами. Когда было отложено первое яйцо, вся постройка была совершенно прозрачна и стенки войлочного гнезда едва достигали двух сантиметров в высоту. В течение всего периода насиживания самец продолжал постройку гнезда, так что ко времени вылупления птенцов оно было уже в три раза выше".

ЖИВЫЕ "БОЧКИ" МУРАВЬЕВ

   Еще более совершенными инструментами пользуются при постройке своих гнезд тропические муравьи-экофилы, живущие в Индии и на Цейлоне. Их орудия – живые личинки. Перед окукливанием личинки этих муравьев выделяют клейкие паутинки, из которых плетут кокон. Но паутины они выделяют такое количество, что ее с избытком хватает не только на кокон, но и на другие "домашние" работы.
   Этой паутиной муравьи-экофилы сшивают или, вернее, склеивают листья растений в виде большого шара. Это их гнездо. Работы ведутся в строгом порядке. Одни муравьи, крепко уцепившись ножками за край древесного листа, хватают челюстями другой лист и, медленно пятясь назад, сдвигают края обоих листьев. Тогда появляются их собратья. Каждый муравей держит во рту личинку. Сжимая брюшко личинки, он заставляет ее выделять липкую паутину. Этими живыми "тюбиками с клеем" муравьи водят вдоль краев соединенных вместе листьев и крепко склеивают их.
   С помощью своих удивительных живых инструментов муравьи-экофилы строят не только жилища для себя, но и загоны для "домашнего скота" – листовых тлей, которых муравьи доят, как коров, получая от них сладкий сок. "Хлевы" для тлей – это также склеенные из листьев шары. Нередко они достигают колоссальных размеров – до полуметра в поперечнике.
   Муравьи-экофилы строят и особые кладовые – склеенные из листьев навесы они растягивают над ветками деревьев, из которых вытекает сладкий сок.
   Муравьи – хозяйственные насекомые. Их земледельческие плантации, грибные сады, стада домашних животных и подземные "элеваторы" для хранения зерна вызывают восхищение даже у человека. Впрочем, не всегда в подземных складах муравьев хранится только зерно. На юге США и в Мексике живут медоносные муравьи, которые питаются соком сахарного дуба и делают большие запасы меда. В каких же сосудах держат муравьи эти продукты?
   Когда первые исследователи разрыли их гнезда, они были поражены. Под сводами большой полукруглой камеры в центре муравейника были подвешены круглые, величиной с виноградину "бочки" с медом. И эти бочки оказались живыми: они неуклюже пытались уползти подальше в темный угол...
   Ночью медоносные муравьи отправляются на добычу меда. Они находят его на наростах дуба, съедают сколько могут и возвращаются в гнездо заметно пополневшими. Принесенный в зобу мед они отдают своим собратьям – живым сосудам. Желудок и брюшко этих удивительных муравьев могут растягиваться, точно резиновые. Муравьи-бочки заглатывают мед в таком количестве, что их брюшко раздувается до невероятных размеров. Как перезрелые гроздья винограда, висят они, прицепившись лапками к потолку продуктового склада – самой обширной комнаты в муравейнике. Этих муравьев местные жители так и называют "земляной виноград". Выжатый из них мед напоминает пчелиный и очень приятен на вкус. Мексиканцы разоряют гнезда медоносных муравьев и добывают из них мед. Из тысячи таких муравьев можно выжать целый фунт прекрасного меда.
   Запасенным в живых бочках медом муравьи кормят своих личинок. В голодное время года даже взрослые муравьи то и дело забегают в погребок, чтобы получить несколько капелек меда изо рта муравья-бочки.
   Как видим, некоторые животные все-таки пользуются в своем обиходе примитивными орудиями – у одних это простые камни, у других даже живые "тюбики с клеем" или "сосуды" для хранения жидких продуктов.
   В чем же разница между орудиями труда человека и животных? А разница эта очень существенная. Человек сам изготавливает и постоянно усовершенствует необходимые ему и весьма разнообразные орудия производства, а животные пользуются только теми, которые могут найти в лесу. Нередко орудием служат животным их же собратья.
   Можно сказать, что свои орудия животные подбирают на дороге. Они никогда даже не задумываются над тем, чтобы усовершенствовать их, сделать более производительными. А именно в этом состоит секрет всех производственных успехов, которых достигло человечество.