Муравьиный лев



И. Халифман


   Не только на юге, но и в средней полосе страны летом в лесу, по краям дорог, особенно в тех почти всегда сухих местечках, где обвисшим дерном прикрыт от дождя и ветра обнаженный песчаный грунт, глазу иной раз удается подметить небольшую, но удивительно правильную коническую воронку. "Э, да тут что-то непросто..." – сразу говоришь себе.
   Так и есть.
   Стоит к самому дну воронки поднести ленточку и коснуться ею песка, в ленту тотчас же вопьется жвалами крохотный серый уродец, густо обсыпанный песчинками.
   Этот маленький меньше самой мелкой горошины – уродец и есть личинка муравьиного льва – злейшего врага муравьев.
   В прошлом году нам поздней осенью добились личинки муравьиного льва, и писал своему другу в Душанбе, чтобы тот выслал несколько таких личинок. По различным причинам я смог получить посылку только на тридцать шестой день после того, как она была отправлена.
   Но ни долгое путешествие с иранской границы в Москву, ни лежание на почте нисколько не отразились на самочувствии личинок, они не погибли от голода.
   Оказалось, что они могут благополучно жить, не получая пищи, не только месяц, но и полгода, год... Способность долго голодать очень важна для личинки: не всегда ей обеспечена еда.
   Но не будем забегать вперед и начнем наш рассказ по порядку с описания взрослого муравьиного льва.

   Личинка муравьиного льва (увеличено).

   Представьте себе темно-серое очень похожее на стрекозу насекомое. Его четыре почти одинаковых по размеру и рисунку больших крыла бесцветны. Плоскоокруглая серая грудь опирается на шесть членистых ножек. Большеглазая голова несет два коротких усика, увенчанных по концам небольшими вздутиями, отчего каждый усик похож на булаву.
   Таков в общих чертах портрет муравьиного льва. На юге видов муравьиного льва очень много. О том, как питается крылатый муравьиный лев, даже специалистам ничего не известно, за исключением того, что он ни на муравейники, ни на муравьев никакого внимания не обращает. Это понятно: ведь муравьиный лев ведет ночной образ жизни и, как правило, летает в ту пору суток, когда муравьи уже сидят обычно по муравейникам.
   Самка муравьиного льва откладывает яйца, прикрепляя их на веточке или на камне в достаточно сухом и песчаном месте. Из каждого яйца выводится личинка, которая нисколько не похожа на своих родителей. Она и является героем этого рассказа.

   Ловчая воронка.

   Личинка поначалу настолько мала, что ее лучше разглядывать в хорошую лупу. Прежде всего обращает на себя внимание голова с сравнительно большими серповидными челюстями, подвижная шея, способная вытягиваться в стебелек, и, наконец, широкое, плоское тельце желтовато-серого цвета. Особенно в личинке примечательно то, что она не имеет ни рта для приема пиши, ни отверстия для извержения ее остатков. Несмотря на это, личинка исправно питается. Вдоль внутренней поверхности кривых верхних челюстей личинки тянется желобок. К нему, как крышка, прикладываются узкие нижние челюсти: образуется замкнутый канал с входом на остром конце челюстей. Выхода из канала не видно, но он есть: в основании челюсти желобок впадает в боковой угол ротовой полости. Незаметно и ротового отверстия: верхняя и нижняя губы плотно прижаты друг к другу. Пища может проникнуть в рот только по желобку-каналу, и, конечно, она должна быть очень жидкой.
   Челюсти вместе с мускулистой глоткой образуют своеобразное устройство. Части его могут принимать разные положения: первое, когда челюсти сложены и вместе с головой образуют плоскую лопату для рытья песка; второе, когда челюсти сложены так, что образуют насос, служащий для вливания в рану жертвы пищеварительного сока; и, наконец, положение третье, когда насос из накачивающего превращается в выкачивающий и когда убитая жертва высасывается.
   Непереваренные остатки пищи скапливаются в задней кишке личинки, остаются здесь при окукливании, переходят в тело взрослого насекомого, и лишь крылатый муравьиный лев выбрасывает из своего кишечника остатки пищи, которая была съедена в стадии личинки.
   Крохотная, вылупившаяся из яйца личинка вскоре начинает искать место, где она будет охотиться, кормиться, расти.
   Когда подходящее для ловушки место найдено, личинка начинает устраиваться. Действие происходит ночью, в темноте. Но личинка преспокойно продолжает работу и при искусственном Освещении. Благодаря этому-то и удалось проследить все подробности сооружения той песчаной западни, которую личинка устраивает с большой быстротой и точностью, а главное – очень оригинальным способом.

   Личинка готовится вонзить челюсти в брюшко муравья.

   Как штопором ввинчиваясь головой в песок, личинка проводит концом брюшка круговую борозду. Затем вторым заходом, повторяя тот же круг, личинка передней ногой нагребает песок себе на широкую голову и, как лопатой, вышвыривает его вон. Дальше, внутри вырытой борозды, прокладывается вторая, в ней – третья... С каждым новым кругом личинка все дальше отбрасывает песок и все глубже и глубже зарывается в сухую, сыпучую пыль воронки.
   Личинка, выйдя из яйца, сразу готова к сооружению своей воронкообразной ловушки. Это ее врожденное умение: ему насекомое не учится. Но вот чему нельзя не удивляться: ловчие воронки устраиваются ночью, в темноте, и, как правило, оказываются размешенными на хорошо освещенных днем участках южных склонов. Пока неясно еще, в чем тут секрет: как находит личинка в темноте нужные условия.
   Зарывшись с головой в песок и выставив лишь раскрытые челюсти, она прячется в глубине воронки. Личинка может так провести День, неделю, месяц.
   Не зря говорится, что муравьиный лев добывает себе пищу не силой и храбростью, но хитростью, а главное – терпением. За что только это создание прозвано львом?
   Личинка издает своеобразный запах, напоминающий запах муравья. Едва какое-нибудь насекомое, бегущее по земле, переступит края кратера, вырытого львом (неясный муравьиный запах, плывущий из воронки, служит для муравьев сигналом о разведанности района), как песок начинает осыпаться. Он стекает по откосам воронки к ее центру, увлекая жертву вглубь песчаного капкана. Чем энергичнее пробует насекомое остановиться, повернуться, уйти, тем сильнее убегает из-под его ножек песок.
   Проходит мгновение-другое, и если насекомое еще пытается сопротивляться увлекающей его вниз силе, вынырнувшая из глубины ловушки плоская лопатообразная голова резкими движениями швыряет песок в ту сторону, откуда струятся песчинки.
   И вот, барахтаясь и кувыркаясь, насекомое скатывается ко дну, где и попадает в челюсти личинки.

   Взрослый муравьиный лев.

   Если жертва схвачена неудобно, хищник отпустит ее или даже сам отбросит на откос, с тем чтобы при повторном падении проколоть челюстями именно брюшко муравья.
   Едва челюсти личинки сомкнулись, вонзившись в брюшко жертвы, внутреннее устройство "насоса" принимает второе – впрыскивающее положение. Жертва обычно сразу же ослабляет сопротивление: впрыснутый в тело пищеварительный сок парализует муравья, и тот вскоре же погибает.
   Итак, муравей схвачен, парализован, убит. Пищеварительный сок, впрыснутый в добычу, продолжает свою работу. Теперь происходит новая перегруппировка рабочих частей, принимающих третье положение: насос начинает сосать, и вскоре жертва насухо выпита. Пустую оболочку высосанной добычи личинка выбрасывает из воронки.
   Затем личинка ремонтирует осыпавшиеся и разрушенные во время схватки откосы предательской ловушки, и ничто более не говорит о драме, которая здесь недавно произошла.
   Бывает все же, что иной жертве удается живой уйти из пасти хищника. После такого случая личинка увеличивает воронку, зарываясь еще глубже.
   После того как песчаная западня выполнит свое назначение, доставив своему строителю необходимое количество мокриц, многоножек, пауков, но больше всего муравьев, рост личинки заканчивается и из ее прядильных желез начинает выделяться шелковая нить. Личинка принимается строить округлый песчаный кокон, в котором и превращается в куколку.
   Взрослый муравьиный лев выползает из кокона, скрытого в песке, еще совсем неокрепшим. Крылья мягкими лоскутами свисают по бокам продолговатого тела. Вползая на ветку, муравьиный лев согревается, крепнет, чистится. Постепенно его крылья обсыхают и расправляются. Он несколько минут медленно и неуверенно шевелит ими, как бы пробуя, и вдруг поднимается в воздух и улетает искать себе пару.