Кто как зимует из лесных животных



В. Скопцов


   Октябрь со своими пронизывающими ветрами сорвал с деревьев последние листочки. В лесу стало как-то просторней, да и речка, которую раньше закрывали ветки с обоих берегов, стала будто шире.
   В лесу всегда хорошо! Сейчас для его лесных обитателей самые горячие деньки. Каждый на свой лад готовится к наступающим холодам...

   Белочка сидит на сосновом сучке. Умывается совсем по-кошачьи. Внимательно смотрят черные бусинки глаз. Потом, вцепившись одной лапкой в зыбкую ветвь, она неторопливо раскачивается, гибко перевертывается в воздухе, и, мгновенно сбегая вниз по стволу, оказывается уже на земле. Попрыгала деловито под деревом, поискала что-то в опавших листьях и уже несет в зубах золотистую шляпку гриба-лисички.
   Ну и нюх у лесной хозяйки!
   Приспособила белка гриб в развилку между сучьями на просушку и за другим отправилась. Это она заготовки свои пополняет. Вдоволь припасено у нее и ядреных орехов, и крепких желудей. Складывает она их не в гнезде, а где-нибудь рядом: в дуплах, в трещинах деревьев, в развилках.
   Хорошо устроила белочка и свою зимнюю квартиру. Гнездо свито из прутьев и мха. Подойдешь к сосне и кажется, будто кто-то шар забросил на самую верхушку и застрял он между сучьями...
   Внутри беличье гнездо устлано мхом, листьями и сухой травой. Отверстие в нем очень маленькое, да и не сразу его найдешь... В самые трескучие морозы пробовал я сунуть руку в такое гнездо, а там теплым-тепло (градусов двадцать, не меньше). Чудо-домик из мха и прутьев тепло хорошо держит.

   Барсук – еще один интересный лесной обитатель, который есть у меня на примете. На первый взгляд кажется, что у барсучьей норы дворник с метлой побывал и нагреб целые кучи засохшей листвы. Это барсук приготовил себе подстилку на зиму. Ведь он – сам себе кладовая. А при наступлении холодов (обычно в середине ноября) заваливается барсук спать на мягкую листву. Тепло ему, хорошо. Глаза сами собой закрываются...

   Еж – сосед барсука – тоже начал устройство зимней квартиры. На этот раз он облюбовал себе большую кучу старой соломы, что на краю поляны. Сделал в ней нору, а логово выстлал очень старательно листьями и мхом. Долго трудился колючий, ходил, весь увешанный листьями и травинками, зато теперь спокоен: никакой мороз ему не страшен.
   В этой же куче соломы заприметил еж много норок лесных мышей – значит, на первое время и пища будет. Ну, а уж когда совсем захолодает – свернется он в колючий клубок и заснет до будущего тепла.

   Зайцу – беда. Поспешил он ныне – перелинял, а снега нет и нет. Горе зайцу. Видно его белую шкурку издалека. Куда деваться?
   Держатся сейчас зайцы в самой чащобе – снега дожидаются. Они запасов не готовят и жилья не делают. У них одна надежда – быстрые ноги, а корм всегда найти можно.
   Несколько раз за день поднимал я такого зайца из одного овражка. Вот куда додумался прятаться косой. Будто чует, что подстроила ему природа злую шутку: стало холодно – сменил он летнюю шубу на зимнюю, в зимней хорошо, да больно заметен...
   Скорей бы уж зима, что ли!