Тартари-барбари (французская народная шутка)



– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь!
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– А что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Я видел мельницу на вершине молодого вяза. Мельница та молола муку.
– Ба! Не может этого быть. Ты говоришь неправду. Эй, люди, посадите этого враля в тюрьму!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь.
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– А что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я, как огромный чёрный пёс спускался с вершины молодого вяза. Хвост у него был весь в муке.
– Эге, видно, собака забралась на верхушку вяза, чтоб полакомиться мукой на той мельнице. Стало быть, не солгал тот путник. Эй, люди, выпустите старика из-под стражи!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь.
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– Что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я в Париже огромную-преогромную птицу. Под её крыльями уместился весь Париж!
– Ба! Не может этого быть. Ты говоришь неправду. Эй, люди, схватите этого лжеца и посадите его в тюрьму!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь.
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– Что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я великое множество народу. В руках у каждого лом, и этими ломами они катали по улицам Парижа большущее-пребольшущее яйцо.
– Эге, не иначе, как та птица снесла такое яйцо! Не солгал, видно, тот странник. Эй, люди, выпустите старика из-под стражи!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь!
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– Что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я, как пруды и реки огнём полыхали, словно подожжённая солома.
– Ба! Ты говоришь неправду. Не может этого быть. Эй, люди, посадите этого выдумщика в тюрьму!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь.
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа,
– А что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я презабавную штуку. Когда я проходил вересковой пустошью, мне под ноги попадались карпы и щуки с подпалёнными хвостами. Были они в великом смятении и искали место, где бы им укрыться.
– Эге, не иначе как они повылезли из тех рек, что огнём полыхали. Не солгал тот человек. Эй, люди, выпустите старика из-под стражи!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь.
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– Что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я канавы, ямы и водоёмы доверху наполненные похлёбкой.
– Ба! Не может этого быть. Ты говоришь неправду. Эй, люди, схватите этого брехуна и посадите его в тюрьму!

– Стук! Стук!
– Кто там?
– Это я, сударь.
– Откуда ты идёшь, любезный?
– Иду я из Тартари-Барбари, что на сто льё дальше Парижа.
– Что ты видел в пути, любезный?
– Ах, сударь! Что я видел? Видел я повсюду, где ни проходил, груды ложек.
– Эге, наверняка, этими ложками умные люди ту похлёбку ели. Эй, люди, одеваться! Побегу и я, пока её всю не выхлебали.