Людвик Ежи Керн. Проснись, Фердинанд!



(главы из повести)

   Писатель Людвик Ежи Керн написал книгу "Фердинанд Великолепный" о том, как пес по кличке Фердинанд во сне превращается в человека.
   Фердинанд – удивительный пес, совсем непохожий на своих собратьев. Он хорошо воспитан, он благородный, обаятельный, доверчивый, ко всем относится благожелательно и сердечно. С ним всегда весело, поэтому все с ним дружат.
   Здесь вы прочитаете несколько глав из второй книги Л. Е. Керна и, мы надеемся, полюбите Фердинанда.


I

   Фердинанд уже давно мечтал о зонте. Пожалуйста, не смейтесь, в этом нет ничего смешного. Иногда самые удивительные вещи становятся предметом наших мечтаний.
   Один мечтает летом о лыжах, другой – зимой искупаться в море, а третий – о свежей клубнике в ноябре. Эти мечты, конечно, не могут осуществиться немедленно. Тому, кто мечтал о лыжах, придется отложить мечту до зимы, а чтобы искупаться в море или полакомиться свежей клубникой, надо дождаться лета.
   Как долго ждать, чтобы исполнилась мечта о зонте?
   Никто этого не знает.
   Во всяком случае, Фердинанд мечтал о зонте очень и очень давно.
   Почему мечтал?
   Никто вам, пожалуй, на этот вопрос не ответит. Мечта иногда появляется ни с того, ни с сего, – прилетает, как назойливая муха, и кружит, кружит, кружит. И мы сразу догадываемся, что муха эта не что иное, как наша мечта.
   Фердинанд доверил свою мечту старым стенным часам. Они стояли в углу комнаты, и Фердинанд много лет жил с ними в большой дружбе.
   – Ты не можешь себе представить, мой дорогой Бимбом, – сказал Фердинанд, обращаясь к часам, – как мне хочется иметь зонт.
   – Прекрасно тебя понимаю, – отозвался Бимбом, – хотя, с моей точки зрения, эта вещь совершенно лишняя.
   – Конечно, если никогда не выходишь из комнаты на улицу, – сказал Фердинанд.
   – Это правда, – поддакнул Бимбом. – С тех пор, как меня поставили в угол, я беспрерывно хожу, но на улице ни разу не был.
   – Все ходишь на месте...
   – Да, – сказал Бимбом. – Но я прекрасно понимаю, если кто-то хочет иметь зонт...
   – Этот кто-то – я! – перебил его Фердинанд. – Что сделать для этого?
   – Купить, – ответил Бимбом.
   – А что нужно, чтобы купить? – спросил Фердинанд.
   – Деньги, – ответил Бимбом.
   – А если их нет?
   – Накопить.
   – Долго копить?
   – Это зависит от того, какой ты хочешь зонт.
   – Самый замечательный! – воскликнул Фердинанд.
   – На самый замечательный придется копить долго, – подумав, сказал Бимбом.
   – Ну сколько? – настаивал Фердинанд.
   – Это зависит от того, быстро или медленно копить... – ответил Бимбом. – Правда, можно взять в кредит... Надо только написать убедительное заявление...
   – Что значит убедительное?
   – Написать в заявлении, например, что зонт тебе просто необходим при исполнении служебных обязанностей в целях... в целях...
   – В целях непромокания, – подсказал Фердинанд.
   – Может, и в целях непромокания, – сказал Бимбом. – Напиши еще, что, промокнув во время исполнения служебных обязанностей, можно простудиться...
   – Конечно, можно, – согласился Фердинанд.
   – Простудившись, получишь насморк...
   – Ты прав. Сколько раз я простужался, и всегда у меня был насморк. – В подтверждение Фердинанд чихнул.
   – Вот. А когда ты чихаешь, заражаешь других...
   – Да...
   – И тогда другие начинают чихать и заражают других, а те, в свою очередь, чихают... А все почему?
   – Ну?
   – Потому что у тебя нет зонта! – сказал Бимбом, весьма гордый собой.
   – Вот видишь! – воскликнул Фердинанд. – Зонт мне просто необходим...
   – Можешь написать в заявлении, что зонт тебе просто необходим не только для непромокания, но и для блага общества...
   – Сейчас напишу заявление ,– сказал Фердинанд. – Поможешь мне, дорогой Бимбом?
   – Помогу, только писать ты будешь сам. Мне неудобно стоя, – сказали часы. – А знаешь ли ты по крайней мере, какой тебе нужен зонт?
   – Я хотел бы, – мечтательно вздохнул Фердинанд, – иметь элегантный шелковый зонт с бамбуковой тростью.
   – Какого цвета?
   – Голубого, как небо.
   – Голубой непрактичен, – решил Бимбом. – Быстро выгорает на солнце.
   – Я не буду ходить по солнцу, – твердо сказал Фердинанд. – С зонтом ходят в дождь.
   – Бывает, и дождь идет, и солнце светит. Поэтому не покупай голубой, дорогой Фердинанд,– сказал Бимбом и громко прозвонил десять раз. – Заговорился я с тобой, чуть-чуть не прозевал пробить десять часов.
   – Какой же покупать, красный?
   – Красный бросается в глаза, – сказал Бимбом. – Тебя будет видно издалека.
   – Прекрасно, – обрадовался Фердинанд. – Пускай бросается.
   – Но тогда у тебя не будет ни минуты покоя. Ты всегда будешь окружен родственниками и знакомыми. А ведь иногда так хочется остаться наедине с самим собой.
   – Правда, – согласился Фердинанд. – Значит, какой? Зеленый?
   – Зеленый тоже нехорошо, – сказал Бимбом.
   – Почему?
   – Не бросается в глаза летом.
   – Почему не бросается? – спросил Фердинанд.
   – Очень просто. Летом все зелено, и зеленый зонт совершенно невидим... А тебе, наверно, хочется, чтобы твой зонт был заметен...
   – Хорошо,– сказал Фердинанд. – А что ты думаешь о фиолетовом?
   – Не-е-е, – скривился от неудовольствия Бимбом и подвигал стрелками, как усами. – Фиолетовый зонт – несолидно...
   – А какой солидно?
   – Солидно, мне кажется, выглядит только черный зонт, – сказал Бимбом.
   – Черный? – удивился Фердинанд.
   – Да, черный, черный! – подтвердил Бимбом.
   – Черный – траурный и тоскливый.
   – Черный цвет такой же, как и любой другой, – сказал Бимбом. – Если хочешь выглядеть солидно, покупай черный зонт...
   – Конечно, я хочу выглядеть солидно! – сказал Фердинанд.
   – Ну, тогда бери бумагу, ручку и пиши заявление...

II

   "Не буду я никого спрашивать, где этот кредитный банк, – решил Фердинанд, когда вышел на улицу. – Сам найду... Такой банк должен быть где-нибудь в центре... В конце концов в центре не так уж много улиц... Самое большее сто или двести... Что стоит пробежать их?.. Буду внимательно смотреть на вывески... У банка, наверно, большая вывеска".
   Фердинанд стал бегать по улицам.
   Бегал и бегал, но банка так и не нашел, Другие банки встречались, а кредитный не попадался. Фердинанд совсем уж было отчаялся, как вдруг, выскочив из переулка на большую улицу, увидел громадную вывеску: "Кредитный банк".
   "Наконец-то", – подумал он и очень обрадовался.
   С достоинством направился он к вращающейся двери. В уважающих себя банках не бывает нормальных дверей, которые открываются, когда потянешь их за ручку, а только такие, которые кружатся вокруг своей оси.
   Фердинанду понравились двери, и вместо того, чтобы войти в банк один раз, он входил и выходил, входил и выходил. Наконец, устав от вращения, он вошел в зал и осмотрелся: с кем бы поговорить о кредите? Перед ним было множество окошек. Заглянув в каждое, он подошел к окну, в котором сидела молодая девушка, она была самая симпатичная.
   – Мое почтение, пани, – сказал он. – Я принес заявление.
   – О чем? – спросила девушка, не глядя на Фердинанда.
   – Мне нужен кредит, – пояснил Фердинанд и вручил ей свое заявление.
   – Это, наверно, ошибка, – сказала девушка, прочитав. – В заявлении почему-то речь идет о зонте?
   – Извините, пожалуйста, – сказал Фердинанд. – Именно о зонте.
   – Значит, вам нужен кредит для покупки зонта? – изумленно спросила девушка.
   – Совершенно верно, – ответил Фердинанд.
   – Мне впервые приходится встречаться с таким заявлением. Придется пойти к заведующему.
   Они пошли к заведующему на пятый этаж.
   – Вот заявление этого пана, – сказала девушка, когда они вошли в кабинет заведующего.
   – В чем дело? – спросил заведующий, сдвигая на лоб огромные роговые очки.
   – В кредите, – поспешно вставил Фердинанд.
   – В кредите, – подтвердила девушка, – но угадайте, пан заведующий, на что?
   – На дом? На мебель? – начал заведующий.
   – Не угадали. На зонт, – сказала сотрудница.
   – На зонт?! – удивился заведующий. – С этим заявлением надо к инспектору.
   Заведующий отделом, девушка и Фердинанд спустились этажом ниже в кабинет инспектора.
   – Слушаю, – сказал инспектор, отрываясь от бумаг, которыми был завален весь стол.
   – Дело в высшей степени необыкновенное, – сказал заведующий, – поэтому мы позволили себе обратиться к вам, пан инспектор.
   – Если заявление обосновано убедительно, удовлетворить просьбу, и говорить больше не о чем, – сказал инспектор, с первого взгляда почувствовав симпатию к Фердинанду.
   – Заявление убедительное, пан инспектор ,– сказал заведующий, – только цель кредита...
   – На что пан хочет получить кредит? – спросил инспектор.
   – На зонт, пан инспектор! – пояснил заведующий. Девушка и Фердинанд утвердительно кивнули головами.
   – Повторите, пожалуйста, я не ослышался? – попросил инспектор.
   – Не ослышались, пан инспектор,– сказал заведующий.
   – Очень мне неприятно, – сказал инспектор, – но по такому необычному делу я сам не могу принять решения.
   Инспектор, заведующий, девушка и Фердинанд спустились на этаж ниже, в кабинет начальника.
   – Прошу! – прозвучал бас начальника, когда инспектор постучал в дверь. – Что за процессия? – добавил он, увидев входивших в кабинет. – Чем могу служить?
   – Пан Великолепный подал нам заявление о кредите, – начал инспектор.
   – С превеликим удовольствием предоставим кредит, – перебил его начальник и пригласил всех сесть. – Наше учреждение, собственно, тем и занимается, что предоставляет кредит всем, кто в нем нуждается.
   – Само собой разумеется, пан начальник, – сказал инспектор, – но пан Великолепный просит кредит на покупку... зонта.
   – Обыкновенного зонта? – удивился начальник.
   – Так точно, пан начальник,– ответил инспектор, а заведующий, девушка и Фердинанд утвердительно кивнули головами.
   – Дайте-ка мне заявление! – сказал начальник.
   Он перечитал заявление несколько раз от начала до конца.
   – Не вызывает сомнения,– сказал он наконец, – речь идет о покупке зонта... В принципе наш банк не имеет ничего против того, чтобы люди в кредит покупали себе зонты, но... Пойдемте к директору!
   Директор принял их сразу, до него уже дошел слух о каком-то неслыханно трудном деле.
   – Я ждал вас, – сказал он.
   – Присутствующий здесь пан Фердинанд Великолепный подал заявление в наш банк на получение кредита... – начал объяснять начальник.
   – Подобные заявления для нас не новость, – улыбнулся директор.
   – Такого заявления не поступало со времени основания нашего банка, пан директор! – воскликнул начальник и драматическим жестом положил заявление Фердинанда на стол директора.
   Тот мгновенно его прочитал и, потирая ладони, радостно воскликнул:
   – Наконец-то что-то новенькое!!! Браво, пан Фердинанд!!! Все просят деньги на покупку дома, мебели, машины, и вот появился человек, которому нужны деньги на прекрасную, благородную, я бы сказал, цель – на зонт! Сколько вам нужно денег? Вы не указали в заявлении сумму.
   – Не имею понятия, пан директор, сколько может стоить зонт... – сказал Фердинанд.
   – А какой бы вы хотели купить? – спросил директор.
   – Черный, с бамбуковой тростью.
   – Узнайте сейчас же, – сказал директор девушке, – какие сейчас цены на зонты... А вас, – обратился он к начальнику, инспектору и заведующему, – я попрошу вернуться в свои кабинеты и оформить кредит пану Великолепному. Не уходите, пан Великолепный, – обратился он к Фердинанду, – я хочу вам кое-что показать.
   Как только они остались одни, директор подошел к шкафу и распахнул его.
   – Взгляните!
   Фердинанд увидел множество самых разных зонтов, висящих в шкафу.
   – Прекрасная коллекция! – восторженно прошептал Фердинанд.
   – Это не все, – с гордостью сказал директор. – У меня дома еще есть. Приходите как-нибудь, посмотрите.
   Дождевая улица оказалась поблизости.
   – Непременно, пан директор, – сказал Фердинанд и, поблагодарив, выбежал из кабинета директора, чтобы получить в кассе деньги.

III

   С деньгами в кармане Фердинанд отправился в город искать подходящий зонт.
   – Я не стану поступать легкомысленно, – бормотал он, идя по улицам и внимательно разглядывая витрины магазинов, где продаются зонты. – Нет ничего проще купить первый попавшийся зонт, а потом до конца жизни раскаиваться, что не купил такой, о котором мечтал... У меня время есть... Прежде всего обойду магазины и посмотрю, что в них продается.
   Фердинанд ходил вдоль рядов зонтов в магазинах, как дипломат перед ротой почетного эскорта. Время от времени просил показать какой-нибудь из зонтов, важно его рассматривал, опирался на него, как на трость, а иногда даже раскрывал. И все никак не мог решиться на покупку.
   Наконец, выйдя из двадцать пятого магазина, Фердинанд хлопнул себя по лбу и воскликнул:
   – Неуч!
   Стукнул снова себя по лбу:
   – Растяпа!
   Стукнул себя по лбу в третий раз:
   – Дурень я! Хожу по магазинам. А зонты ведь не в магазинах делаются. А где? Их делают мастера. У мастера я найду зонт, о котором мечтаю!
   И, не раздумывая больше, Фердинанд отправился на розыски мастера, напевая такую песенку:
   Мне нужен зонт,
   Прекрасный зонт.
   Песенку Фердинанда услышала одна пожилая женщина и сказала:
   – Прошу меня извинить за то, что прерываю такую прекрасную песенку, но я знаю адрес одного знаменитого мастера.
   Фердинанд прямо подпрыгнул от радости.
   – Умоляю вас, – воскликнул он, – скажите скорее мне его адрес! Далеко ли отсюда?
   – Совсем близко! В двух шагах, – сказала пожилая женщина. – На Дождевой улице, 18.
   – До конца своей жизни запомнил! – воскликнул Фердинанд. – Сто раз благодарю вас за это бесценное сообщение!
   И Фердинанд побежал на Дождевую улицу.
   – Имейте в виду, – крикнула вслед ему пожилая женщина,– на Дождевой улице всегда идет дождь...
   – Это не страшно!.. – крикнул, убегая, Фердинанд. – Немного намокну, пока добегу, зато у меня будет зонт.
   Дождевая улица оказалась поблизости. Фердинанд без всякого труда нашел восемнадцатый номер, но с улицы не было видно ни магазина, ни мастерской. Только на воротах висела небольшая вывеска, и на ней нарисованы зонт и стрелка. Фердинанд пошел туда, куда указывала стрелка, и очутился в большом дворе. Он уже достаточно промок, пока шел по Дождевой улице, а сейчас дождь лил как из ведра.
   Добрых десять минут оглядывался он вокруг, пока наконец не увидел на балконе третьего этажа несколько разноцветных зонтов, растущих в горшках, как цветы. Все они были раскрыты, и вода по ним стекала прямо на голову Фердинанда.
   – Так вот где живет мастер! – воскликнул Фердинанд и – бегом на третий этаж.
   Хотите верьте, хотите нет, на лестнице тоже лил дождь. Но Фердинанд промок до нитки и мог уже не обращать на это внимания.
   – Пусть льет... – пробурчал он под нос, с которого стекали струйки воды.
   Наконец Фердинанд постучал в дверь, на которой был нарисован зонт.
   – Входите! – отозвался голос.
   Фердинанд открыл дверь и вошел. В комнате тоже шел дождь. Ничем не выдавая своего удивления, он громко сказал:
   – Добрый день.
   – День добрый, – донесся голос из-под огромного зонта, с которого стекали струи воды.
   – Чего это вы стоите под дождем? – спросил мастер Фердинанда. – Идите скорее сюда, ко мне!
   Фердинанд забрался под зонт, растущий из большой деревянной кадки,– в таких кадках растут пальмы в фойе гостиниц.
   – Чем могу служить? – спросил мастер, разглядывая Фердинанда.– Судя по вашему виду, вам нужен зонт, правда?
   – Совершенно верно,– сказал Фердинанд, – мне нужен зонт.
   – Садитесь, пожалуйста, – сказал мастер, показывая Фердинанду стульчик под большим зонтом.
   Фердинанд сел и огляделся вокруг. – Извините, пожалуйста, – сказал он, – разве у вас нет крыши? –
   Есть, – ответил мастер,
   – Так почему тут так льет? – удивился Фердинанд.
   – На Дождевой всегда льет, – объяснил мастер.– Поэтому я и открыл здесь мастерскую по выращиванию зонтов.
   – Вы, наверно, хотели сказать, по изготовлению зонтов? – вставил Фердинанд.
   – Ничего подобного. Я хотел сказать то, что сказал. У меня, Франтишка Амберлинского, единственная на свете мастерская по выращиванию зонтов. Извините, пожалуйста, но мои зонты естественные, а не какие-нибудь искусственные. Есть настоящий жемчуг и жемчуг искусственный. Естественные зонты растут только у меня. А что касается крыши, – сказал он, вспомнив вопрос Фердинанда, – то от этого дождя ни одна крыша не спасет. Не изобретена еще такая непромокаемая крыша, разве что мои зонты. Вот посмотрите... Действительно, под огромным зонтом было совершенно сухо и под всеми зонтами, растущими в горшках, тоже. Были среди зонтов большие, средние и маленькие, только что пустившие побеги.
   – Необыкновенно, – сказал Фердинанд. – Ни под одним из них, даже под самым маленьким, нет и следа дождя!
   – Так они же действительно непромокаемые, – сказал с гордостью пан Амберлинский. – А вам какой зонт нужен? Не садовый ли?
   – Нет, – сказал Фердинанд. – Мне нужен зонт для прогулки...
   – Ясно, – понимающе сказал пан Амберлинский.
   – Элегантный, – добавил Фердинанд.
   – С другим я вас и не представляю...
   – Не слишком тяжелый, – продолжал дальше Фердинанд.
   – Мои все, как пух, можете быть спокойны, – заверил мастер, прикладывая руку к сердцу.
   – С бамбуковой тростью...
   – Я выращиваю зонты только на бамбуковых привоях, – подтвердил пан Амберлинский.
   – Который бы никогда не заклинивался...
   – Заклиниваются только искусственные, естественные – никогда.
   – Который бы не промокал...
   – Мои на сто процентов непромокаемы!
   – И который бы никогда не терялся, – закончил Фердинанд.
   – Даю вам столетнюю гарантию. Мои зонты сами стерегут своих хозяев в отличие от обычных, которые следует стеречь.
   – Вы даете столетнюю гарантию? – с изумлением спросил Фердинанд.
   – Вам этого мало? – сказал мастер. – Могу дать больше, но по опыту знаю, мои зонты не живут больше ста лет. Ну, может быть, на год, на два проживут дольше, – закончил он с гордостью.
   – А какого цвета вы хотите зонт?
   – Черного, – сказал Фердинанд.
   – Сразу видно, у вас хороший вкус, – сказал мастер. – Некоторые хотят голубые, красные, зеленые или фиолетовые, а некоторые, представьте себе, желтые! А вам нужен черный! Это очень мило с вашей стороны... Я сам тоже люблю черные. Черные труднее всего вырастить, так же, как черные розы. Много роз красных, желтых, белых, встречаются даже голубые и зеленые, но черная роза – редкость! Ну так выбирайте себе какой-нибудь из этих черных, – сказал пан Амберлинский и показал Фердинанду на ряд прекраснейших, изящных зонтов, растущих в горшках.
   Фердинанду приглянулся третий слева.
   – Возьму этот, – сказал он.
   – Самый лучший экземпляр этого возраста, – похвалил его выбор мастер.
   – А как быть с горшком? – забеспокоился Фердинанд. – Мне кажется, ходить с горшком, прикрепленным к трости, не очень удобно.
   – Не беспокойтесь. Мы сейчас вырвем его из горшка, – сказал пан Амберлинский.
   – А он, простите, не завянет? – спросил Фердинанд.
   Время от времени вам придется выходить с ним на дождь. Зонт хорошенько промокнет, и ему снова будет хорошо. Иначе он будет скверно себя чувствовать. Знаете, здесь, на Дождевой, они привыкли к дождю.
   – Я буду ходить под дождем целыми часами, – уверенно сказал Фердинанд.
   Мастер нагнулся над горшком с зонтом, который выбрал Фердинанд, и ловко вырвал его из земли. Очистил трость тряпочкой и подал Фердинанду.
   – Вы только посмотрите, какой зонт! – сказал он.
   Фердинанд взял зонт. Дождь ритмично стучал по зонту, и у Фердинанда сердце запрыгало от восхищения.
   – Сколько вы хотите за него? – спросил он наконец с опаской, боясь, что цена будет слишком высокой.
   – Для вас – триста злотых, – сказал мастер.
   – Триста? – удивился Фердинанд.
   – Дорого?
   – Дешево! Я дам четыреста, – сказал Фердинанд.
   – Ни за что на свете, – запротестовал пан Амберлинский.
   – Ну, триста пятьдесят.
   Фердинанд вынул деньги и вручил их пану Амберлинскому.
   Потом они попрощались, как старые приятели, и Фердинанд под своим великолепным зонтом вышел из мастерской. Под потоками дождя он прошел двор и под потоками дождя шел, счастливый, по улице Дождевой.
   Над собой он нес чудесный зонт.

IV

   Как только Фердинанд свернул с Дождевой, дождь сразу прекратился, и засветило солнце.
   "Надо бы закрыть зонт..." – подумал Фердинанд и стал искать устройство, позволяющее превратить зонт из гриба на тонкой ножке в стройную, обернутую черным шелком трость.
   Такого устройства не оказалось.
   – Интересно... – пробормотал Фердинанд, идя с раскрытым зонтом и не обращая внимания на то, что все прохожие давно закрыли свои зонты .– Может быть, это даже и лучше, пусть просохнет как следует.
   Тут к нему подошел незнакомый мужчина.
   – Тысяча извинений, – сказал он, – не знаю, заметили ли вы, что дождь уже не идет?..
   – Да, заметил, – ответил Фердинанд.
   – Я вижу, вы идете под раскрытым зонтом, и подумал, что, вы, наверно, замечтались... – объяснил он свою назойливость.
   – Я нарочно иду с раскрытым зонтом, – сказал Фердинанд.
   – Можно ли узнать, зачем? – заинтересовался мужчина.
   – Чтобы он просох, просто чтобы просох... – сказал Фердинанд,
   – Гениально! – воскликнул мужчина с удивлением. – Вы первый поняли душу зонта и заботитесь о нем, стараетесь, чтобы ему было хорошо, не оставляете его на произвол судьбы, как это делают, к сожалению, большинство владельцев зонтов и зонтиков! Когда-нибудь зонты поставят вам памятник! Я последую вашему примеру!
   Сказав это, он раскрыл свой зонт, несмотря на прекрасную солнечную погоду.
   – Благодарю вас, – сказал он отходя. – Буду всех уговаривать, чтобы последовали вашему примеру!
   И он ушел.
   Вскоре Фердинанд заметил, что на улицах шло все больше и больше людей с раскрытыми зонтами, хотя ни одно облачко не омрачало небо.

V

   Но вскоре раскрытый зонт стал раздражать Фердинанда.
   Он еще раз тщательно осмотрел трость, надеясь найти устройство, позволяющее изменить форму зонта. Испробовал все возможные способы: сильно тряс зонтом, стучал им о тротуар, крутил то в левую сторону, то в правую – все безрезультатно. Зонт и не думал закрываться.
   "Придется пойти к пану Амберлинскому, – подумал наконец Фердинанд, – пусть он мне покажет, как выращенный им зонт закрывается".
   Он повернул по направлению к Дождевой улице, но едва сделал несколько шагов, как вдруг его толкнул какой-то франт.
   – Могли бы вы быть немного внимательней, – заметил ему Фердинанд.
   – А тебе чего? – огрызнулся франт.
   – Нехорошо задевать прохожих...
   – Кончай со своими проповедями! – крикнул франт. – Закройся! Привет.
   И вдруг зонт закрылся сам.
   Фердинанд остолбенел.
   "Оказывается, зонту надо приказывать, – подумал Фердинанд. – Если он складывается по команде, то, наверно, и раскрывается по команде". И, не теряя времени, Фердинанд громко приказал:
   – Раскройся!
   Зонт немедленно раскрылся.
   – Закройся!
   Зонт сложился.
   – Раскройся!
   Зонт тут же раскрылся.
   – Закройся!
   Зонт моментально сложился.
   – Все ясно! – воскликнул Фердинанд. – Теперь я знаю, как раскрывается и закрывается мой зонт. О, невоспитанный пижон, толкнувший меня, как бы я хотел горячо поблагодарить тебя за услугу, которую ты мне оказал своей невежливостью!
   Но франта и след простыл. Он так никогда и не узнал, что помог решить проблему, которую никак не мог решить Фердинанд.
   Повторяя каждую минуту "Закройся!" и "Раскройся!", Фердинанд повернул домой. Все прохожие, мимо которых он проходил, с добродушной улыбкой наблюдали, как Фердинанд то раскрывает, то закрывает свой черный зонт с бамбуковой тростью.

VI

   Бимбом первым услышал шаги хозяина на лестнице. Он посмотрел вниз и увидел на полу у своих ног дремлющего Фердинанда. Неподалеку лежал любимый зонт хозяина, который Фердинанд, играя, притащил из прихожей.
   "Будет скандал, – подумал Бимбом, – когда хозяин увидит свой растрепанный зонт..."
   Фердинанд храпел с удовольствием, не подозревая о надвигающейся опасности.
   Шаги на лестнице приближались. Вскоре Бимбом услышал бренчание ключей.

Рисунки Е. Медведева.