Что значит "белокаменная Москва"?



М. Г. Рабинович


   Так называли Москву и в древности и в недавние времена.
   А что же, собственно, означает "белокаменная"?
   Строители на Руси издавна называли "белым камнем" известняк – мягкую породу, залежи которой часто встречаются в Волго-Окском междуречье. Известняк довольно легко добывать, и он хорошо поддается обработке. И вместе с тем белый камень крепок и надежен, построенные из него здания стоят века. Резьба по его белой поверхности поражает игрой света и теней. А одно время ее любили покрывать яркими красками.
   Одним словом, белый камень – прекрасный строительный материал, надежный и благодарный, и притом на Руси вовсе не редкий. Это вполне оценили русские зодчие более восьмисот лет назад.
   В старинной Владимиро-Суздальской земле, в городах и селах, и сейчас можно увидеть здания, возведенные из белого камня. Одни из них скупо украшены, другие почти сплошь покрыты резным узором.
   В подавляющем большинстве это церкви. Ведь при тогдашнем отоплении в жилом доме из белого камня всегда была бы сырость, и даже самые богатые бояре и князья ставили себе хоромы из дерева.
   Владимирский князь Андрей, сын Юрия Долгорукого, первым построил себе дворец из белого камня в селе Боголюбово, недалеко от Владимира.

   Белокаменный кремль... Таким изобразил его на своей картине художник и историк Аполлинарий Михайлович Васнецов.

   Долгое время Боголюбовский замок оставался единственным белокаменным жилым зданием на Руси. Белокаменных церквей было довольно много, а в больших городах были и белокаменные соборы.
   Во Владимире, считавшемся в те времена первым из русских городов, жил глава всей русской церкви – митрополит.
   В 1326 году по настоянию московских князей митрополит Петр переехал в Москву и сделал ее религиозным центром Руси. Сейчас же для него начали строить каменный храм – это и было первое белокаменное здание в Москве. Назвали его, как и во Владимире, Успенским собором.
   Москва росла. В городе было много ремесленников и купцов, труд которых приносил московским князьям немалые доходы. И вслед за Успенским собором князья приказали выстроить в Москве новые каменные церкви – Иоанна Лествичника, Спаса на Бору, Михаила Архангела, собор Богоявленского монастыря.
   Столь бурное строительство само по себе могло произвести на современников такое впечатление, что они уже тогда прозвали Москву "Белокаменной", хоть и была она еще почти сплошь деревянной. Но это маловероятно. В древней Руси город называли каменным, только если он имел каменные укрепления. Ведь и самое-то слово "город" обозначало прежде всего городские стены, крепость.
   А каменные стены в Москве были построены только в 1367 году.
   Это было трудное и опасное время. Москве приходилось вести тяжелую борьбу не только с татарской ордой, но и с Литовским государством и с соперничавшими русскими княжествами – Тверским и Рязанским. Нужны были надежные укрепления. И вот после одного из сильных пожаров, во время которого, по всей вероятности, выгорели и дубовые заборолы Кремля, шестнадцатилетний московский князь Дмитрий Иванович, "погадав с братом своим с князем Володимиром Андреевичем и со всеми бояры старейшими и сдумаша ставити город камен Москву, да еже умышлиша, то и сотвориша. Тое же зимы повезоша камение к городу", – писал летописец.
   Попробуем представить себе, что нужно было сделать, чтобы построить в Москве каменную крепость, немногим меньше Кремля, который стоит в наши дни.
   Залежи белого камня в Подмосковье есть как выше Кремля по реке – в районе Дорогомилова, – так и ниже его, примерно в пятидесяти километрах, в районе Мячкова. Но в Дорогомилове, по-видимому, тогда камень не добывали. Строилась Москва из мячковского камня. И возили его в город зимой по льду реки: летом против течения доставлять было труднее.

   Наверно, так выглядели белокаменные палаты Андрея Боголюбского. Их вид восстановлен по данным раскопок профессором Н. Н. Ворониным.

   Камень грузили на сани и везли к городу обозами. А в Москве по линии будущего "града" копали рвы для фундаментов стен и башен. Общая длина этих рвов была почти два километра. Строителям пришлось поднять и переместить более семнадцати с половиной тысяч кубометров земли. А для того, чтобы выстроить кремлевские стены длиной примерно тысячу девятьсот метров, толщиной метра в два и высотой в восемь да еще с девятью башнями, нужно было добыть, привезти и уложить не менее пятидесяти четырех тысяч кубометров камня.
   Сотни людей занимались добычей и перевозкой камня. Но нужны были еще работники для приготовления извести и раствора. Немало народу трудилось над укладкой основания и тела стен и башен.
   Ежедневно на строительстве белокаменной крепости в Москве должно было работать не менее двух тысяч людей...
   Стены и башни Кремля отличали теперь Москву от всех тогдашних русских городов, где были обычно деревянные и земляные укрепления.
   И все же из белого камня продолжали строить в основном церкви. Первая каменная палата была построена для московского митрополита Ионы только в 1451 году. Через восемь лет такая же палата с церковью выросла в Кремле и на подворье Симонова монастыря. Обе палаты не были жилыми. Они предназначались для торжественных трапез – "кормов", как тогда говорили, для хранения казны и книг.
   Во второй половине XV века в Москве впервые начали применять кирпич. Но он был дорог поначалу, и достать его было трудно. Поэтому применяли кирпич в первое время только для облицовки зданий.
   И еще в XIX веке Москву продолжали называть "Белокаменная". Это прозвище стало как бы вторым именем русской столицы. Поэт-декабрист Федор Глинка писал, вспоминая тяжелый 1812 год:

Ты, как мученик, горела,
Белокаменная!
И река в тебе кипела
Бурнопламенная!
И под пеплом ты лежала
Полоненною,

И из пепла ты вставала
Неизменною!..
Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат!
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!

   "Не сразу Москва строилась", – говорит пословица. Старинная миниатюра, которую вы видите здесь, рассказывает о строительстве Московского Кремля. Это уже не первый Кремль – первые были деревянными. Взгляните на схему в нижнем углу. Там показано, как изменялись границы Кремля, как век от века они раздвигались, шагали вширь от маленького мыска при впадении речки Неглинки в Москву-реку в сторону теперешней Красной площади.
   Темными линиями обозначены границы несколько раз возводившихся деревянных стен. Красный жирный контур – первые кремлевские стены из камня, построенные при Дмитрии Донском. Белыми линиями показаны стены, возводившиеся на протяжении многих лет (вот уж подлинно "не сразу"!). Они стоят и сегодня.
   Строители, изображенные на древней миниатюре, сооружают как раз белокаменный Кремль Дмитрия Донского. Обстоятельно, со знанием дела нарисовал художник стройку. По рисунку вполне можно представить древнее строительство. Велико было мастерство русских строителей! Кремлевские стены и башни не только красивы и пропорциональны. Для своего времени это была неприступная твердыня, одна из выдающихся крепостей средневековья.