У барсучьей норы



П. А. Мантейфель


   Всем хорошо известно, что детёнышам домашних животных нужен свет. Ведь солнце, особенно его ультрафиолетовые лучи, помогает росту и нормальному развитию костей. Без целительных солнечных лучей у малышей развивается рахит, они растут слабыми, кривоногими, мелкорослыми.
   Но как же с детёнышами зверей, живущих в норах? Лисята и волчата, например, открывают глаза на восьмой – одиннадцатый день. Только первые десять дней своей жизни они живут без солнца. А вот барсучатам куда хуже. Эти тридцать пять или тридцать шесть дней остаются слепыми. А нора у барсуков глубокая, тёмная. Значит, целых пять недель щенки барсука живут без солнца? Да ведь это верный рахит! Но рахита никакого нет. Почему же?
   Стали следить за семьёй барсука.
   Утро. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву, кружочками ложатся на землю вокруг норы. Вот высунулась настороженная морда и снова скрылась. Потом барсучиха выскочила из своей норы, таща в зубах слепого детёныша. Положила на землю и снова метнулась и нору. Одного за другим вынесла всех барсучат и разложила на солнечных кружочках. Сонные и беспомощные барсучата лежали тихо и подставляли живительным солнечным лучам свои толстые голые животики.
   Но солнечная ванна длилась недолго. Первый барсучонок пискнул. Настороженно слушавшая мамаша опрометью кинулась к нему, проворно схватила за шиворот и утащила обратно в нору. Писк щенка словно служил ей сигналом, что ультрафиолетовое облучение пора кончать. Пискнул второй – она и его утащила. Так одного за другим унесла барсучиха всех своих детей обратно в тёмное и глубокое подземное жильё. Та же сцена повторилась и на второе утро и на третье.
   Вот почему нормально растут барсучата! За тридцать пять дней, пока они, слепые, не могут сами выползать из норы, мать заботится, чтобы, их грело солнышко.