Английские народные стихи



ТОМ, СЫН ВОЛЫНЩИКА



Сын волынщика Том
был со всеми знаком.
Не беда, что невидным он был пареньком –
брал он в руки волынку
и сперва под сурдинку,
а потом все задорнее, все веселей
он играл:
"Веет ветер холмов и полей,
ветер песенку мне напевает,
мою челочку набок сдувает!"

Том немало, наверное, песенок знал,
но никто никогда и нигде не плясал –
обойди хоть полсвета –
веселей, чем под эту,
что наигрывал Том на волынке своей.
Он играл:
"Веет ветер холмов и полей,
ветер песенку мне напевает,
мою челочку набок сдувает!"

Был простым пареньком
сын волынщика Том,
но недаром же все говорили о том,
как на ферме соседней как-то в полдень весенний
он заставил плясать поросят и свиней.
Он играл:
"Веет ветер холмов и полей,
ветер песенку мне напевает,
мою челочку набок сдувает!"

Только Долли корову доить начала,
как волынка послышалась из-за угла,
наплясалися вволю и корова и Долли,
опрокинув подойник,
кружась все быстрей
под напев:
"Веет ветер холмов и полей,
ветер песенку мне напевает,
мою челочку набок сдувает!"

В город старая Мэгги
держала свой путь.
Том, расправив мехи,
что есть мочи стал дуть,
и под песню волынки
у торговки в корзинке
в пляс пошли
и побились все яйца, ей-ей.
Он играл:
"Веет ветер холмов и полей,
ветер песенку мне напевает,
мою челочку набок сдувает!"

ДОБ И МОБ

Жил-был человек по имени Доб
со своей женой по имени Моб.
Держал он собаку по кличке Боб,
и еще была кошка Джиттерабоб.

Доб говорит: "Моб,
не знаешь ли ты, где Боб?"
"Боб?" – говорит Моб.
"Боб", – говорит Доб.
"Нет, я не знаю, где Боб,
и довольно об этом, Доб,
я устала.
Джиттерабоб!"

"Моб!" – говорит Доб.
"Доб!" – говорит Моб.
"Доб!" – говорит Боб...
"Стоп!" – говорю я,
мы запутались с вами, друзья.


ШЕСТЕРО МЫШАТ

Едва поднялась над землею луна,
шесть дружных мышат сели ткать у окна.

Ткачам в лунном свете ничуть не темно.
Вдруг старая кошка стучит к ним в окно.

"Вы дома? Но чем же вы заняты, ах!
Поверьте, вам вредно работать впотьмах!

Я ночью все вижу и, что говорить,
могла бы помочь вам откусывать нить!"

"О нет! – отвечали мышата все вместе. –
Впустить вас – не много ли будет нам чести!

Нам лучше не видеться с вами,
а нить мы откусим и сами!"


Перевел В. Луговой.