Мулк Радж Ананд. Сказки



БРАМИН, ТИГР И ШАКАЛ

   Однажды, когда один брамин* отправился в паломничество, он встретил на своём пути железную клетку, в которой сидел тигр. Увидев бедное животное взаперти, он пожалел его. Но потом, вспомнив, какой опасностью для жизни людей были бы хищные звери, если бы их не заточали в клетки, он продолжал свой путь.
   – О брамин, о добрый брамин, – позвал тигр, заметив в глазах пилигрима** сострадание, – сжалься надо мной! Выпусти меня из клетки прежде, чем уходить. Я умираю от жажды и хочу пойти выпить хоть каплю воды из ручья.
   – Я не смею тебя выпустить,– сказал брамин, сделав всё же несколько шагов назад к клетке. – Нет, я не осмеливаюсь тебя выпустить. Не то ты съешь меня раньше, чем пойдёшь напиться из ручья. Нет, я боюсь...
   – О добрый мудрец, о преданный святой отец, – взвыл тигр со слезами на глазах, – сжалься надо мной! Пожалуйста, пожалуйста, будь милосерден! Я бы никогда не смог быть настолько неблагодарным, чтобы съесть тебя в награду за твою доброту. О, как ты мог это подумать?!
   Брамин был тронут мольбой тигра. Отперев дверцу клетки, он выпустил его, затем поспешил снова в путь. И так из-за тигра он уже сильно задержался. Но, к великому его ужасу, тигр прыгнул навстречу ему и, загородив дорогу, зарычал:
   – Стой, о учёный муж! Стой! Ты осмелился меня подозревать, ты боялся, что я могу тебя съесть, если ты выпустишь меня из клетки! Ну, так знай: ты подал мне мысль тебя съесть. Вот я и съем тебя и утолю свой голод раньше, чем жажду. Врачи говорят, что нехорошо пить на пустой желудок.
   – О, но ведь ты обещал не трогать меня, если я выпущу тебя из клетки! – сказал брамин, дрожа от страха.
   – Обещал или не обещал, – отвечал тигр с таинственным видом, – я голоден и должен съесть тебя. И потом, я не могу пренебрегать советами врачей и пить на пустой желудок.
   Бедный брамин стоял и дрожал, не смея даже слова вымолвить, пока тигр не прыгнул ещё ближе к нему. Тогда брамин решил попытаться вырвать у своего врага хотя бы ещё несколько минут жизни.
     – Послушай, мой друг, – сказал он тигру вкрадчиво, но решительно. – Тебе было очень тяжело сидеть в клетке. И я тебя освободил, потому что ты обещал меня не трогать. А теперь ты хочешь меня съесть. Так давай же пойдём и спросим у пяти судей, справедливо ли ты поступаешь.
   – Хорошо, – неохотно согласился тигр и пошёл вместе с брамином к стоявшему поблизости банановому дереву, мрачному и бородатому, как настоящий судья.
   – О мудрое древнее банановое дерево, выслушай и рассуди нас! – взмолился брамин, сложив руки и бросаясь перед деревом на колени.
   – Изложите ваше дело, – сказало банановое дерево с достоинством.
   – Этот тигр, – сказал брамин, – был заперт в клетке. Он увидел, как я проходил мимо, и попросил выпустить его, так как его мучила жажда и он хотел пойти к ближайшему источнику и напиться. Но он поклялся, что даже не подумает тронуть меня. И я его выпустил. А теперь он хочет меня съесть. Скажи, о мудрое дерево, справедливо ли это?
   – Паломники часто приходят по пути в святые места отдыхать в прохладной тени моих густых ветвей, – ответило дерево. – Но зимой, когда им уже не нужен мой покров, они срубают мои ветки и сжигают мои листья на своих кострах. Пусть тигр съест человека, потому что люди несправедливы и неблагодарны.
   – О мудрый судья, ты совершенно прав! – воскликнул тигр и прыгнул к брамину.– Теперь, учёный муж, конец твой близок!
   – Подожди, подожди, мой друг, нам ещё надо посоветоваться с четырьмя другими судьями,– сказал брамин.
   И он обратился к голубю, ворковавшему в своём гнезде в роще:
   – О благородный и нежный голубь, выслушай нас и рассуди.
   – Изложите ваше дело, – сказал голубь приветливо.
   Брамин рассказал всю историю, как тигр попросил его выпустить из клетки и обещал не трогать, а теперь хочет съесть своего освободителя.
   – Люди любят цвет наших перьев,– сказал голубь, – и они заслушиваются нашим пением. Но часто они бросают в нас камнями и разоряют наши гнёзда, чтобы поймать нас. Тигры никогда не поступают так неблагородно; я на стороне благородства.
   – Ну! – сказал тигр торжествующе.
   – Пойдём, мы ещё спросим мнение вон у того быка, – предложил брамин, надеясь, что домашнее животное, может быть, решит спор в его пользу.
   Тигр последовал за ним, упиваясь сознанием своего благородства, которым наградил его голубь.
   – О священный бык, о священный супруг нашей священной коровы, выслушай нас и скажи своё справедливое слово, – начал брамин, приближаясь к быку. – Я был на пути в святые места, когда встретил вот этого тигра в клетке. Он упросил меня выпустить его из клетки, так как его мучила жажда, как он сказал. Я боялся, что он может съесть меня. Но он меня уверил, что ничего мне не будет, если я его выпущу. Вот я и открыл клетку. Но когда я снова отправился в путь, он вдруг подскочил ко мне и говорит, что должен меня съесть прежде, чем утолит жажду.
   – Ты оказываешь мне честь, учёный муж, называя меня святым и священным, – ответил бык, – но ты говоришь так потому, что тебе это выгодно. Так делают все, тебе подобные. Когда я был молод и силен, я работал на твоего брата, брамина, и он кормил меня и заботился обо мне. Теперь я стар и дряхл. Поэтому он бросил меня в пустыне, предоставив самому себе. Я думаю, что если люди неблагодарны, звери могут платить им тем же.
   – Я изголодался, о священный муж! Пора мне тебя съесть. Я очень изголодался! – зарычал тигр и бросился на брамина.
   – Подожди, подожди, ведь у нас осталось ещё двое судей! – сказал брамин, тщетно надеясь на справедливость.– Вот дорога. Давай спросим её мнение. – И он тут же объяснил дороге своё дело.
   – Дорогой мой господин, – сказала дорога. – Как ты можешь ожидать какой-нибудь справедливости? Взгляни на меня. Я нужна каждому, богатому и бедному, человеку, и зверю, и птице. Но все они топчут меня и не дают мне ничего, кроме пепла из их трубок или шелухи от зерна вместо еды.
   Брамин был в отчаянии, и всё же он надеялся ещё, что шакал, подошедший к ним, решит дело в его пользу.
   – О дядюшка шакал, выслушай меня и соверши правосудие.
   – Ну, что ж, расскажи мне всю историю с начала до конца, – согласился шакал.
   Брамин рассказал всё, как было.
   – О, это очень глупо с моей стороны, – сказал шакал, – но я не уловил конец и начало твоего рассказа. Пожалуйста, расскажи мне всё снова.
   Брамин опять рассказал всю историю.
   – Это очень странно, – сказал шакал, кивая головой, – словно всё входит в одно ухо и выходит в другое. Дайте-ка мне представить себе точно, как всё произошло. Ты, мой дорогой брамин, насколько я понял, был в клетке, когда тигр проходил мимо...
   – Нет, нет, – прервал тигр, – какой ты несообразительный! Это я был в клетке.
   – Конечно! – вскричал шакал, притворяясь глупцом. – Да! Я был в клетке, нет, я не был... Боже! Боже! Что случилось с моей головой? Позвольте, позвольте, клетка была в тигре, а брамин шёл мимо – нет, нет, не то, то есть... Ну, ладно, мои дорогие друзья, лучше найдите себе другого судью, а то я, наверное, никогда не пойму!
   – Нет, поймёшь! – ответил тигр, рассвирепев от глупости шакала. – Я заставлю тебя понять! Смотри сюда: я тигр!
   – Да, – сказал шакал.
   – А это брамин!
   – Да, – согласился шакал.
   – А это клетка. И в клетке был я, ты понимаешь?
   – Да... нет... О, я бы хотел всё это сам видеть.
   – Ты глупец! Совершенный глупец! – вскричал тигр.
   – Да, может быть, – сказал шакал. – Но я бы хотел увидеть, как ты входишь в клетку.
   – Как? Самым обыкновенным образом! – С этими словами тигр прыгнул в клетку и закричал: – Вот так! Теперь ты видишь?
   – Великолепно! – подтвердил шакал. Затем быстрым движением он закрыл дверцу и запер тигра.
   Брамин поблагодарил шакала за помощь и продолжал свой путь в святые места.


ВОЗДУШНЫЕ ЗАМКИ

   Жил однажды в Индии брамин. Он никогда не работал. Любимым его занятием было строить воздушные замки. Но наконец это надоело его матери, и она стала укорять сына, что он понапрасну тратит время. И она убедила его заняться каким-нибудь делом. К счастью, безделье уже так опротивело брамину, что он решил принять совет матери.
   Оставалось выбрать, за какое дело взяться.
   Чтобы сделаться священником, брамину недоставало учёности. Он был слишком слаб телом, чтобы стать солдатом. А так как он принадлежал к касте браминов, он не мог пойти в услужение. В конце концов он решил, что будет торговцем.
   – А чем бы ты хотел торговать? – спросила мать.
   Она предлагала множество вещей: зерно, одежду, продукты. Но брамин отверг всё это и сказал, что желает торговать только блестящими стеклянными украшениями и раскрашенными глиняными горшками.
   Мать дала ему денег, чтобы начать дело.
   Брамин купил целую корзину стеклянной посуды и сел на базаре в ожидании покупателей.
   Лучи солнца падали на стеклянную посуду, и она сверкала всевозможными яркими красками. Отражённые лучи эти проникали в мысли брамина, и он воспарялся куда-то ввысь, под облака.
   "Я продам эту посуду, – мечтал он, – с выручкой в десять процентов. На эти деньги я куплю подделку под жемчуг и продам его как настоящий. Выручу за него сто рупий, это наверняка! На эти деньги я куплю несколько коз. Каждые шесть месяцев они будут приносить маленьких козляток. И тогда скоро у меня будет целое стадо коз. За коз я могу получить несколько коров. Как только они отелятся, я продам телят и куплю вместо них буйволов. На то, что я выручу от продажи буйволов, я куплю кобыл. Кобылы дадут жеребят, и у меня будет много лошадей. Я их всех продам и получу кучу золота. На это золото я построю на самой вершине горы дворец, который будет со всех сторон окружён густыми садами. Раджа Гастинапуры узнает об этом и предложит мне руку своей дочери Козальи с большим приданым. Я женюсь на ней, и у нас будет сын. Когда он подрастёт так, что уже сможет танцевать на моём колене, я сяду во дворе моего дворца и поманю его к себе, чтобы он со мной поиграл. Потом мне наскучат его фокусы, я рассержусь и начну бранить его. Он заплачет, а я позову мою жену, чтобы она забрала его. Она замешкается по хозяйству, тогда я вскочу, чтобы дать ей такого пинка, что она долго потом не опомнится".
   С такой страстью переживал брамин свой сон наяву, что мечты его обратились в действие, и – раз! – он дал свирепый пинок по корзине.
   Удар был такой, что вся стеклянная и глиняная посуда, разбившись на мелкие куски, полетела на землю.
   Так разлетелись воздушные замки нашего брамина.


ЖУРАВЛЬ И КРАБ

   В самом центре прекрасной долины на севере Индостана есть озеро. Каменистые берега его кажутся сделанными из мрамора, а играющие волны похожи на сапфиры, сверкающие на солнце. В том озере живут рыбы, крабы и другие животные. Здесь их больше, чем в любом озере Индостана.
   Однажды на это озеро из-за моря прилетел журавль – любитель приключений, много наслышавшийся о богатстве и красоте этого края. Когда он обнаружил, что на озере есть за чем поохотиться, он отправился к крокодилу – королю этих мест – и попросил у него разрешения поселиться на берегу и заняться небольшой торговлей пряными травами, которые росли там.
   – Ку-у, ку-у, ку-у, – напевал он королю, лаская его слух похвалами.
   Король любил лесть. Он был недалёким существом и плохим правителем. Всё своё время он тратил на удовольствия и развлечения. Приняв подарки от журавля, он дал ему разрешение торговать в своих владениях.
   Но вскоре король умер, и трон унаследовал его сын. Новый монарх был фанатиком и тираном. Против него вспыхивали восстания. Некоторые из его приближённых объявили себя независимыми правителями различных частей озёрного королевства.
   Журавль, усердно делавший вид, что он всё время занимается только торговлей, на самом деле наблюдал за жизнью миллионов рыб в озере, мечтая их съесть.
   Беспорядки в королевстве предоставили ему счастливый случай.
   И журавль стал сторонником одного из приближённых короля в его борьбе против другого, притворяясь в то же время другом обоих. На самом деле он только старался постигнуть все тонкости ведения войны в этих местах. Когда междоусобные войны ослабили противников, журавль объявил, что он хочет положить конец беспорядкам и восстановить мир и процветание в королевстве. И он обещал добиться этого, если его сделают императором хотя бы на то время, пока рыбы не научатся сами управлять собой.
   Бедные рыбы поверили журавлю особенно потому, что он обещал не задевать их религиозных интересов. Но они не знали, что будущий император тайно истреблял многих из их собратьев и отправлял к себе домой огромные богатства их страны. Журавль продолжал уверять всех, что его больше всего интересует судьба жителей озера.
   Прошло немного времени. Журавль становился всё более и более жадным, и наконец однажды он решил истребить всех рыб.
   Он притворился печальным и удручённым. Его подчинённые пришли к нему и спросили, в чём дело.
   – Скоро наступит голод, который продлится двенадцать лет, – ответил он. – Ни капли воды не останется в этих озёрах, и вы все погибнете. Но если вы хотите спастись, позвольте мне перенести вас из этого озера в другое, далеко отсюда!
   Жители озера были очень тронуты такой заботой о них со стороны самого монарха. Они благодарили его величество за доброту и просили спасти их от грозящей беды. Тогда журавль стал хватать их клювом одного за другим и, делая вид, что переносит в другое озеро, пожирал их.
   Когда он съел уже многих, очередь дошла до краба. Журавль и ему предложил перенести его.
   – Но как вы меня возьмёте? – спросил краб.
   – Так же, как я брал всех рыб, – клювом, конечно, – ответил журавль.
   Но краб был очень осторожен. Он знал, что клюв журавля совсем недалеко от его желудка. "Если он действительно отнесёт меня в другое озеро, – решил краб, – это будет очень хорошо. А если нет, тогда что?"
   И он сказал журавлю:
   – Ваше величество, я сомневаюсь, чтобы вы смогли удержать меня в клюве. Но у нас, у крабов, есть замечательное свойство – мёртвая хватка. Если вы мне позволите ухватиться за вашу шею, я буду рад последовать за вами.
   Журавль был недогадлив и не увидел в этом злого умысла. Он разрешил крабу ухватиться за его шею, и они отправились.
   Не успели они немного отлететь, как журавль попытался захватить краба в клюв.
   – Что вы делаете? – спросил краб.
   – Ничего, – ответил журавль, – моя шея устала от твоей тяжести, поэтому я хочу освободить её и держать тебя в клюве.
   – Нет, нет, – возразил краб. – Я упаду и разобьюсь на куски, если вы нечаянно выпустите меня, пока будете перекладывать с вашей шеи в клюв.
   – Что ж, если ты и упадёшь, – сказал журавль. – Меня это мало тревожит. Рано или поздно ты умрёшь. Если ты не упадёшь сейчас, то я всё равно скоро тебя съем. Видишь вон те кости? Это – всё, что осталось от твоих братьев и сестёр.
   – Вы очень умны, – сказал краб, – но и я не так глуп. Я схватил вас за шею и перекушу её пополам, если только вы повернёте ко мне свой клюв.
   Тут жестокий журавль понял, что его перехитрили, и зарыдал:
   – О благородный краб, Я только пошутил! Прошу тебя, не сердись на мои слова. Я не буду тебя есть.
   – Очень хорошо, – сказал краб, – летите и отпустите меня снова в озеро, из которого вы меня взяли.
   Журавль повернулся и понёс краба обратно к озеру. Однако, когда он опускал его в воду, он почувствовал острую боль: краб перекусил ему горло. Умирая, журавль услышал слова краба:
   – Жестокий король получил по заслугам.

______________
*Брамин – духовное лицо.
**Пилигрим – путешественник-богомолец.

Перевела И. Шерешевская.
Рисунки А. Брея.